Деэкологизация совести

Владимир Коньков: «Цена экологического безразличия россиян – это 300 тысяч жизней в год»

О проблемах экологии в моральном аспекте «МК-Урал» сегодня говорит с гостем, которого можно назвать профессионалом и в строительном, и в экологическом вопросе. Это депутат Свердловской областной Думы Владимир Коньков.
Владимир Коньков: «Цена экологического безразличия россиян – это 300 тысяч жизней в год»

– Владимир Андреевич, в какой ситуации сегодня находятся природоохранные зоны в Екатеринбурге? Насколько велика опасность уничтожения этих зон?

 
– Строительный рынок в Екатеринбурге не прост. Там есть строители «чужие», которым вставляют палки в колеса. И есть четко очерченный круг «своих», которым разрешается все: получать задарма участки под застройку в ущерб городской казне, вырубать лесопарки, сносить гаражи и детские площадки, затыкать рот несогласным... Вопрос застройки Екатеринбурга – в сфере компетенции двух высокопоставленных чиновников мэрии Тунгусова и Крицкого. Кому как не им должно быть хорошо известно, что сегодня строительный бизнес в Екатеринбурге не прозрачен и поражен коррупцией. Я об этом говорил, говорю и буду говорить.
 
Что в итоге имеем? За последние годы, несмотря на словесную заботу о лесопарках, в Екатеринбурге нет ни одной особо охраняемой лесной территории, которая бы не подверглась вырубке. Площадь парков уменьшилась на 240 гектаров. Теперь на их месте торговые центры, автосалоны и шикарные коттеджи.

Между тем по градостроительным стандартам и санитарным нормам на тысячу горожан должно приходиться 20 гектаров парковых зон. То есть в Екатеринбурге надо иметь никак не меньше 28 тысяч гектаров леса, а у нас эта цифра едва достигает 15 тысяч.
 
– Почему сейчас интерес россиян к экологии упал? Помнится, в годы перестройки это была самая «горячая» тема.
 
– Всплеск экологического движения в конце 80-х и начале 90-х был обоснован объективными причинами. Во-первых, на страну не навалились еще в полной мере серьезные экономические беды. Зато с Запада хлынул поток информации о пестицидах, генно-модифицированных продуктах, радиоактивных захоронениях... Масла в огонь подлила и Чернобыльская катастрофа. Но потом, стал рассыпаться СССР, по стране прокатилась приватизация, начались инфляционные процессы, народ потерял свои накопления, а потому всем стало не до экологии. Людям пришлось бороться за элементарное выживание.
 
В середине трудных 90-х началась негативная перестройка природоохранных правил в угоду промышленной олигархии. Это подавалось как временная мера для стабилизации финансов государства. Но не зря ведь есть поговорка: «Нет ничего более постоянного, чем временное».
 
В итоге экологию окончательно принесли в жертву во имя прибыли, налогов и бюджета. Даже исчезла целая ветвь власти, отвечающая за чистоту окружающей среды. Ликвидировали Госкомэкологию и Рослесхоз, распустили экологическую милицию и уволили за ненадобностью 40 тысяч лесников.

 

О том, что все эти шаги были ошибочными, показал прошлым летом торфяной катаклизм в Москве и пожары в Центральной России, уничтожившие десятки деревень и сел.
 
– Периодически в СМИ появляются так называемые рейтинги проблем, волнующих россиян. Согласно им экология нас волнует гораздо меньше алкоголизации страны или того же дорожного травматизма.
 
– Как часто бывает, общественное мнение расходится с реальными проблемами. Давайте сделаем подсчеты, основываясь на государственной статистике. По причине пьянства в России погибает около 40 тысяч человек в год. Примерно столько же гибнет пешеходов и водителей в автоавариях. 90 тысяч жизней уносит наркомания. Все это суммарно составляет цифру 170 тысяч. Между тем, по моим подсчетам, по причине экологического неблагополучия от онкологических, сердечно-сосудистых и прочих заболеваний страна теряет более 300 тысяч жизней.
 
Для такой развитой страны, как Россия, у нас уникально позорная продолжительность жизни мужчин – 59 лет. Но это, так скажем, «средняя температура» по России. В таких «грязных» регионах, как Челябинская и Свердловская области, этот показатель еще ниже.
 
Мужской организм, кстати, гораздо слабее противится последствиям плохой экологии. Если раньше, лет 20 назад, бесплодие было чисто женской проблемой, то сейчас в нем наполовину виноваты мужчины. Это, кстати, официальные данные Минсоцздрава.
 
– Кто виноват? Государство? Промышленники? Мы сами?
 
– Все вместе взятые. Мы несем за экологию консолидированную ответственность. Причем, нужно отметить, что полное равнодушие к экологическим проблемам и своему здоровью характерно нам, независимо от образования, возраста, имущественного или социального положения.
 
Взять, например, район Карасьеозерска. Под боком – гигантская городская свалка, рассадник целого букета болезней от вшей и блох до энцефалита. Но район этот тем не менее считается престижным для проживания!
 
Это безразличие характерно и для власти. Может, вы тоже помните, но совсем недавно правительство всерьез рассматривало возможность о спуске Байкала! Просил чиновников об этом Дерипаска. Ему нужны были два метра от уровня воды для ГЭС алюминиевых заводов. Ну, ведь нельзя же быть нацеленным на бесконечное зарабатывание денег!
 
– Уже скоро, в апреле, состоится своего рода печальный юбилей. 25  лет со дня Чернобыльской катастрофы. В этой связи вопрос: как вы относитесь к ядерной энергетике?
 
– Прежде всего, нужно помнить, что АЭС – это не простые энергообъекты. Это атомные бомбы, дающие электричество. И с учетом того, что негативный «человеческий фактор» в России по-прежнему велик, повторение Чернобыля никак нельзя сбрасывать со счетов. К счастью для нас, финансовое положение страны не предполагает развитие этой отрасли, поскольку возведение новых АЭС  – дело очень хлопотное и затратное: цикл работ от начала проектирования до получения электричества занимает полтора-два десятилетия.
 
Я считаю: гораздо безопаснее нам, в России, развивать энергетику на природных ресурсах: угле, газе, торфе и т.д. Ведь наша страна располагает невероятно огромными запасами минерального сырья. С учетом роста мировых цен на нефтегазовые энергоносители, это становится перспективным и рентабельным делом. К тому же, в случае с торфом, параллельно решается еще одна экологическая проблема – проблема вечно горящих торфяников, буквально отравляющих жизнь горожан.
 
В этой связи нельзя не отметить и начатую правительством работу по повышению энергоэффективности нашей экономики. Всемирный банк, изучая недавно нашу страну, сделал вывод, что Россия за счет организационных и технологических мер может экономить до 45 процентов потребляемой энергии.
 
Что это значит для экологии? Это значит, ее можно улучшить за счет элементарной самодисциплины. Без нее, без роста самосознания и чувства ответственности мы идем в никуда. Мы падаем в пропасть экологической катастрофы, и это очевидно. Кому, например, двадцать лет назад могло прийти в голову, что вода из крана может быть токсична, и чистую воду нужно будет покупать в магазине? Для наших детей это уже стало нормой. А внуки, если мир будет идти в том же направлении, будут покупать баллончики с чистым воздухом?
 
– Экологических проблем много. Но что могут сделать для их решения простые граждане?
 
– Главное – не зарывать голову в песок. Об экологических проблемах страны и своего города нельзя молчать. Мы должны говорить и действовать – все мы, кому небезразличен Екатеринбург, кто хочет жить в городе здоровом и чистом. Чистом не только от экологических бед, но и от коррупционеров. За свои права и здоровье надо бороться, и я убежден, что мы победим.