Один в поле – воин: чем уникален проект «Я НЕМО»

01.02.2018 в 11:54, просмотров: 795

Он создал свою группу с нуля. Конечно, ведь он и есть группа. «Я НЕМО» является уникальным форматом российского артиста, который выходит на сцену совершенно один. Во время концертного шоу НЕМО записывает и воспроизводит партии, необходимые для песни; одновременно играет на клавишных, гитаре и ударных. Уже сейчас музыканта сравнивают с такими артистами, как Ed Sheeran, Yoav и Jack Garratt.

Один в поле – воин: чем уникален проект «Я НЕМО»
Лидер группы «Я НЕМО» Александр Назаров. Фото: vk.com

Но наше внимание НЕМО привлек не только из-за невероятной искренности текстов и уникальной формы подачи. Свой путь от «гаража» до большой российской сцены музыкант фиксирует и анализирует на странице в популярной социальной сети и на канале в YouTube. НЕМО действительно показывает, как музыкант может обходить препятствия, возникающие у него на пути, а также разбивает все мифы, которые витают вокруг музыкальной индустрии. Во время фестиваля «Старый Новый рок» мы задали основателю проекта «Я НЕМО» Александру Назарову, приехавшему в качестве участника, несколько вопросов, ответы на которые нас действительно поразили.

– Было ли твоей основной задачей создать группу с нуля?

– У меня были песни и желание выступать на сцене. Но, по сути, да, «Я НЕМО» – это артист, которого не было и который появился в моем лице.

– Почему ведение некоего виртуального дневника важно для тебя?

– До этого проекта у меня был определенный музыкальный опыт: было несколько групп, происходили различные события, такие как выступления на разогревах, фестивали, туры и прочее. А я живу в Красноярске. Там, как и в любом другом городе, очень тяжело понять, что происходит за его пределами, например, в столице люди не понимают, что происходит за Садовым кольцом. Соответственно, информации о том, что есть, что делать, если ты действительно хочешь заниматься музыкой, какие тебе нужно сделать шаги и какие есть реальные опасности, не хватает. У меня на выяснение всех деталей ушли годы. Теперь же я хочу поделиться информацией. Абсолютно бескорыстно, поскольку мне хочется рассказать обо всех нюансах, а также не допустить прежних ошибок в этом цикле моего творчества.

– По-твоему, какие основные ошибки совершают музыканты, когда пытаются пробиться на большую российскую сцену?

– Есть некие маяки, на которые можно лететь, а они впоследствии оказываются всего лишь миражами, призраками, не более. Например, фестиваль «Старый Новый рок». Выступление на нем ничего тебе не даст, если ты не встраиваешь его в более масштабную движуху. Фестиваль для музыканта – это только малая часть более длительного процесса. Не бывает такого, чтобы ты что-то сделал одно – и у тебя сразу все получилось. Это заблуждение. Люди, которые сталкиваются с этим, прекрасно все понимают, а вот когда ты это воспринимаешь только умозрительно, тебе кажется, что придешь куда-то выступить, и вот там тебе и будет счастье. Неважно куда: на «Старый Новый рок» или на шоу «Голос». Одно выступление решит твои проблемы.

Ничего подобного, конечно, не будет. Никто не будет заниматься тобой, кроме тебя самого. Ты можешь быть кому-то интересен только в том случае, если ты уже состоявшийся артист, у тебя есть какая-то аудитория. Если же у тебя аудитории нет, то ты сколько угодно можешь записывать альбомы, придумывать песни, по десять лет сводить и записывать, но слушать тебя все равно некому. А это вряд ли то, чего музыкант хочет. Наверное, есть такие люди, которые хотят писать альбомы, но лично я хочу играть концерты.

– Договариваясь об интервью с тобой, мы обратили внимание на то, что у тебя есть сформированная команда, состоящая из менеджера по PR и организатора концертной деятельности. Считаешь ли ты, что для музыканта важно это распределение труда, при котором он сам, фактически, занимается именно музыкой, а не организацией?

– На каком-то этапе этим может заниматься один человек. С течением времени появляется команда. А вообще, все зависит от того, хватает ли у тебя времени в сутках на то, чтобы обработать весь поток дел и информации, если ты занимаешься всем единолично. Времени хватает – занимайся. Особенно если ты умеешь это делать: если ты умеешь писать тексты, создавать посты в соцсетях (хорошо писать), фотографировать, ставить картинки, помимо того, что ты играешь музыку, – занимайся. Это не значит, что ты должен уйти в рекламу, а музыка останется на втором месте. Нет, музыка должна быть первой в очереди.

Сейчас из-за мутного информационного потока все время что-то происходит: кто-то играет, кто-то снимает клипы. Надо из этого потока как-то выделяться. Причем сделать это нужно планомерно. Понятно, что эпатировать можно, и это вроде бы работает, но на одном эпатаже далеко не уедешь. Поэтому на данный момент у меня есть команда, и она выглядит именно так. Может быть, со временем я ее расширю.

– Чтобы попасть на фестиваль «Старый Новый рок», местные группы проходили кастинги, играли на отборочных концертах. Что пришлось сделать тебе, чтобы попасть на этот фестиваль?

– Для меня это выглядело так: я заполнил заявку и отправил ее. Все. Больше ничего и не было. Потом мне позвонили организаторы и пригласили выступить.

– То есть все было довольно просто?

– Да, здесь все было достаточно просто, и при этом я считаю, что музыкальные конкурсы не нужны, поскольку конкурс – это механизм, который предназначен не для музыкантов. Они нужны для того, чтобы привлечь внимание. Музыкант в данном случае является разменной монетой. Конечно, шанс попасть куда-то таким образом есть, но, будем честными, это, в первую очередь, инструмент продвижения фестиваля. Я считаю, что организаторам честнее просто брать группы, которые им нравятся – и все. Говорить: «Если вы хотите другие группы, то сделайте свой фестиваль и там пусть другие ребята играют». В данном случае я понравился как артист, но если бы этого не произошло, то ничего страшного бы не было. Я просто бы продолжил заниматься тем, что я делаю сейчас.

– Сколько концертов в неделю или, может быть, в месяц ты обычно отыгрываешь?

– Если я нахожусь в туре, то концерты могут быть каждый день, а если это какое-то затишье, то отыгрываю пару концертов в месяц. С концертной деятельностью как таковой в этом году будет все плотнее, потому что до этого у меня шел подготовительный цикл, который завершился записью альбома, вышедшего в декабре 2017-го года. Теперь с этим альбомом нужно ехать в тур, на фестивали и так далее. Но это уже вопрос работы: звонки, письма и так далее.

– А на каких площадках тебе обычно нравится выступать?

– Во всех площадках есть своя прелесть, и я не могу сказать, что, например, клубный концерт хуже или лучше, чем концерт на большой площадке. На большой площадке просто задачи совершенно другие: там люди далеко, с ними необходимо по-другому работать, должна быть другая постановка шоу как такового. В моем случае шоу достаточно скудное: человек играет. Так что под клубные форматы я больше подхожу, учитывая то, что сейчас все-таки большие площадки для меня как для сольного артиста – это пока что вопрос будущего.

В формате клуба я очень давно, мне в нем комфортно. Но все приходит постепенно. Сначала ты учишься читать, считать, а потом уже решаешь уравнения, находить «икс», «игрек» и так далее. По-другому не бывает. Нужно соответствовать времени и месту. До больших площадок надо дорасти.