«Мы хотим опопсеть!»

Как изменилась уральская группа после выхода нового альбома

26.04.2018 в 05:58, просмотров: 610

Продолжаем знакомить читателей с музыкальными группами Екатеринбурга.

В этот раз под наше пристальное внимание попали ребята, которые олицетворяют альтернативную музыку города. Группа KAMODO, творческий путь которой начался несколько лет назад, сейчас является одной из наиболее известных в своем жанре не только в городе, но и в России. Для местной сцены группа KAMODO – это революция, безумие, шквал ветра, который способен зарядить энергией весь город.

«Мы хотим опопсеть!»
Группа KAMODO в полном составе. Слева направо: Саша, Ваня, Дима. Фото: vk.com

Несмотря на то, что группа была создана под влиянием западных царей электронной сцены, у KAMODO есть свой уникальный стиль. Это по-настоящему дружная команда, которая постоянно ставит эксперименты над своим звучанием и умеет делать на сцене настоящее шоу. В апреле ребята выпустили свой второй альбом с громким названием «Знаменосец», который немало повлиял на их жизни. О настоящем и будущем KAMODO с нами поговорил фронтмен группы Дмитрий Чугунов.

– Если сравнить ваш первый альбом «Миротворец» с новым – «Знаменосец», то в чем будут их сходства и отличия?

– Эти альбомы в принципе нельзя сравнивать. «Миротворец» и «Знаменосец» – это как смерть и жизнь. Два явления, без которых невозможно существовать, они нераздельны. «Миротворец» начинался с того, что надежды не будет. Он рассказывал историю персонажа, который, проходя через боль и страдания, в конце концов оставался никому не нужным. Но при этом в заключительном стихотворении звучит мысль о том, что после ухода персонажа остались люди, которые, благодаря Мирам, что он создал, начали существовать. Он был творцом миров. А «Знаменосец» был задуман как продолжение истории от лица сына главного героя из предыдущего альбома. Который, наоборот, перешел от стремления к ненависти – к стремлению к любви. Он прошел обратную дорогу: от смерти к жизни. Так что эти альбомы – абсолютно полярны. Сравнивать их нельзя.

Изначально «Знаменосец» задумывался как революционный альбом. Но на середине работы, когда уже было многое сделано, мы осознали, что революция в чистом виде – это не наш путь. Поэтому мы решили показать революцию мечты, надежды, космоса, полета, любви и всего того, что меняет человека, что заставляет его расти.

– Стремитесь ли вы донести до аудитории что-то новое, чего еще до этого не было?

– Мы хотим показать совершенно простые, честные вещи. Человек живет в мире, переполненном прекрасными вещами. Мы хотели рассказать о тех вещах, которые человек не осознает, но при этом они являются частью окружения. Но это, опять же, лично мое: у каждого свое отношение. Понятное дело, что три человека, которые делают одно дело, не могут мыслить, как одна голова – в абсолютном синхроне: мы же не машины.

Сейчас мы знаем новый вектор, в котором планируем двигаться дальше – его нам дал «Знаменосец». Мы нашли очень хорошие ходы, например, «Мятежный дух рок-н-ролла» оказался настоящей находкой для нас: как сама песня, так и ее форма, содержание, посыл, – пока она у нас самая любимая. Ну, еще «Синяя птица».

– У той же песни «Синяя птица» из вашего нового альбома несколько иное звучание, скажем так, слышно отклонение от привычного жанра. Нет ли опасения, что однажды панка не будет и вы «опопсеете»?

– Нет понятия «попса», есть понятие – «популярная музыка». Конечно, каждый артист хочет стать популярным. Артисту, который не хочет стать популярным, можно плюнуть в лицо. Это не артист. С того момента, как ты выходишь на сцену с гитарой в шестнадцать лет, ты обязан стремиться туда. Если ты туда не стремишься, то вернись обратно домой и пой песни для себя. Потому что тебя будут оценивать, тебя будут критиковать, твоя жизнь, если ты станешь достаточно медийной личностью, окажется под лупой. Ко всему этому ты должен быть готов. Когда ты на сцене, ты себе уже не принадлежишь.

А говоря про попсу – ее не существует в 2018 году. При наличии интернета «попса» – это то, что мы видим по телевизору. Популярная музыка – это все, что угодно. Все, что принимает большая аудитория.

– Но чтобы стать популярным, нужно учитывать, каковы вкусы аудитории…

– Я не знаю, что интересно слушателю, но знаю, что интересно нам троим, знаю, что нужно стремиться к пониманию того, как нужно подать свой продукт так, чтобы его поняли. Важно прийти к пониманию музыкального маркетинга, с помощью которого ты показываешь свой продукт, свою музыку, тем людям, которым она будет интересна. На данный момент мы уже имеем сильную фан-базу, по крайней мере, в Екатеринбурге, которая сейчас нам как семья. Наверное, все дело не в нашем позиционировании, а в том, что мы старались быть честными.

Причем я бы не хотел называть людей «фан-базой», они, скорее, братья и сестры. Наш брат и сестра – это человек, который стремится. Который верит в себя или в то, что он сможет поверить в себя. И который достигнет того, чего хочет. Я бы хотел быть примером для них, но я никогда не говорил, что я идеальный пример для подражания. Дело в миссии. Достичь какого-то морального результата. Сказать всем: «Да, я достиг гармонии и этой гармонией я хочу с вами поделиться». И не обязательно при этом проходить «черные» этапы, можно идти более простым путем…

Я думаю, нельзя влиять на других. Ты можешь только заботиться о себе, о своих близких и на своем примере открывать душу другим людям. Даже тоталитаризм не способен этого сделать. Он пользуется слабостями человека, а не его силой. Ненависть – намного более сильное чувство, чем любовь. И оно уничтожает человека. Любовь же – сильна, но до нее тяжело добраться. Поэтому нет государства, построенного на любви. Но пока есть ненависть – есть и любовь.

– В конце апреля вы сделаете презентацию альбома «Знаменосец». Причем не просто презентацию, а электрооперу. Что от нее следует ожидать?

– У нас будет шоу. И мы привлекли много людей для организации этого шоу. Будет театральное представление. В ближайшее время мы приступаем к репетициям. Это будет двухчасовая электроопера. Мы уже делали подобное в «Доме Печати» и мы понимаем, что хотим усилить элемент шоу. Очень многие екатеринбургские музыканты любят привлекать этим словом людей, хотя банально даже не двигаются на сцене или играют вразнобой. Очень исковеркано это слово и его смысл у нас. Шоу – это представление. Это театр. Это эпика. Мы хотим сделать то, что никто и никогда не делал из альтернативных музыкантов не только в Екатеринбурге, но и в России в целом. В прошлый раз в «Доме Печати» мы это доказали, а теперь хотим закрепить успех. Хочется стать примером для других музыкантов. Чтобы другие музыканты понимали, что, кроме как прыгать с гитарой, они должны делать эпоху – новую эпоху. Как, например, Queen или Pink Floyd в свое время. Мы же в свою очередь хотим делать не просто музыку. Мы хотим делать идею. Визуализированную прекрасную идею. А суть у каждого будет своя.