«Жутью» и «позором Екатеринбурга» назвали горельеф для Плотинки от Константина Грюнберга

9 октября в Музее архитектуры и дизайна УрГАХУ прошло итоговое заседание жюри конкурса на проект горельефа в Историческом сквере к 300-летию Екатеринбурга. Победила милитаристская работа от Константина Грюнберга, недавно скандально прославившегося памятником контрразведчикам. Профессиональные эксперты называют работу Грюнберга «позором», «маразмом», а организаторов конкурса – «несведущими людьми».

«Жутью» и «позором Екатеринбурга» назвали горельеф для Плотинки от Константина Грюнберга
Фото со страницы Елены Штубовой в Фейсбуке.

Как сообщила на своей странице в Фейсбуке директор музея архитектуры и дизайна УрГАХУ Елена Штубова, конкурсная комиссия рассматривала эскизы скульпторов Константина Грюнберга, Юрия Крылова и Бориса Рыжкова.

Милитаризм, U2 и «РЕЙХ»

Победила работа Константина Грюнберга, автора установленного около Дома офицеров «военного контрразведчика», который подвергся критике в соцсетях и СМИ не только в Свердловской области, но и за ее пределами.

Эскиз горельефа для Плотинки от Грюнберга представляет собой группу персонажей, делающих снаряды и бронетехнику для фронтов Великой Отечественной войны, а также символическую фигуру военного, ковыряющего мечом землю «в поисках нового дна», как шутят в интернете, или доламывающего американский самолет-разведчик U2, сбитый под Свердловском 1 мая 1960 года.

Интересно, что на этой работе соседствуют слова «Урал» и «Рейх», а надпись U2 сопровождается изображением креста, возможно, могильного (при охоте за американским U2 по ошибке сбили советский самолет, но что имел в виду автор, остается загадкой). Также на горельефе перечислены названия предприятий, связанных с изготовлением оружия: УЭТМ, ЗиК, ВИЗ, УЗТМ. Надписи выполнены в том же стиле, что и слово «РЕЙХ».

Фото Екатеринбург.рф.

Этот горельеф вызвал критические и гневные комментарии горожан. Работу «разгромили» за выбор узкой агрессивно-милитаристской тематики, назвав ее «пародией» на тему Великой Отечественной войны, и за низкие художественные качества. Достается и самому автору – Константину Грюнбергу.

«Остальные [работы] еще хуже были?» – задает вопрос художник Владимир Абрамов.

«Рейх?» – выражает недоумение от нанесенного на горельеф «фашистского» слова кинорежиссер Алексей Федорченко.

«Полный маразм»

Профессор УрГЭУ Вадим Егоров припоминает бывшему главе города Аркадию Чернецкому, что его администрация не установила уже частично оплаченную вторую часть горельефа, выполненную авторами первой части Виталием Захаровым и Леопольдом Венкербецем. Но, по мнению эксперта, сегодня серьезной необходимости во втором горельефе нет, так как первая часть планировавшегося диптиха является художественно цельной, не требует добавок.

«Почему несведущие люди снова выволокли эту тему на свет божий? Или это наглая корысть? А Грюнберга поздравлять не с чем – работа вообще никуда не годится. Он хорошего Жукова сделал и еще кое-что. Но недавно уже «осчастливил» нас перед ОДО жутчайшей халтурой – памятником военным разведчикам. Как военные разведчики это стерпели, – непонятно. Или всем все равно? И на этот перл на картинке в его огромных габаритах город будет «любоваться» веки вечные? Это точно жуть. Или всем все равно?» – пишет Вадим Егоров в Фейсбуке.

Еще один вариант от Грюнберга. Фото екатеринбург.рф.

Жестко раскритиковал работу Грюнберга и выбор жюри конкурса Иван Дубровин, руководитель литейной мастерской «Дубровин», которая реконструировала и отливала первую часть монумента на Плотинке: «Ужасная хрень! После того, как Грюнберг поставил памятник контрразведчикам, его карьера, можно сказать, закончилась. Полный маразм. Если город установит такой горельеф к 300-летию, это будет позор!»

Архитектор Юрий Дорошин говорит, что согласен со словами Ивана Дубровина, и добавляет, что недоволен тем, как как у него шла работа с Грюнбергом на двух объектах.

«Бездарный проект»

«Не выдерживает никакой критики эта работа. Она далеко не самая лучшая в числе того, что изваял Константин Васильевич, – заявил профессор УрГАХУ Алексей Лопато. – Среди оценивающих нет профессиональных скульпторов. Спору нет, в комиссии люди уважаемые и заслуженные, но отсутствие профессионалов-скульпторов явно снижает доверие к результату. В данном случае мнение скульптора было бы очень весомо, он бы оценивал не только по вкусовым и идеологическим, но и профессиональным критериям качества».

Кандидат философских наук, доцент, независимый эксперт по вопросам геобрендинга Валентина Самкова пишет: «Бездарный проект, не имеет отношения к событию 300-летия Екатеринбурга! Жалкая пародия на величие и славу индустриального Свердловска в исторический период ВОВ «Тыл – фронту». Позор!»

Директор музейного комплекса «Северская домна» Северского трубного завода Анна Трепалова тоже недовольна выбором жюри конкурса: «Вопросов много. Почему военная тема? Почему так мало конкурсных работ было? Где молодые художники? Кому это показалось красивым? Посмотрите на памятник во Ржеве, молодая команда с потрясающим чувством стиля и любви к делу! Так нельзя».

«Как лучше нагадить ЕКБ»

«Как это развидеть? Сколько еще можно уродовать город? – пишет заведующая отделом PR Свердловского областного краеведческого музея Татьяна Мосунова. – Почему бы не принять к сведению, что достойных проектов нет? Были в истории прецеденты. Когда задумали памятник Свердлову, от местных проектов отказались в силу их художественной малоценности».

«Это ужасно. Такое впечатление, что в городе конкурс «Как лучше нагадить ЕКБ к 300-летию», – выражает недовольство организатор городского сообщества «ЕкаХод», гид-экскурсовод, автор путеводителей Светлана Гоцуленко.

Фото екатеринбург.рф.

«Стыдно. Как будто это не современный город Екатеринбург, вписанный в современную культуру, а глухие Нью-Васюки, где единственная связь с миром – зыбкая тропка через болото», – иронизирует руководитель галереи «Арт-птица» Юлия Крутеева.

Резко высказался о победившей в конкурсе работе главный редактор МК-Урал Николай Курилов: «Это не просто бездарно, невежественно и отвратительно. Это похоже на деятельность оккупантов. Это нечто инородное, бездушное и враждебное».

По его мнению, которое поддержали многие участники дискуссии, достойное решение тут только одно: признать, что конкурс не состоялся, победителя нет.

«Для ответственных специалистов такой результат – нормально, – говорит журналист. – Например, именно так развивались события при выборе уже прославленного Ржевского мемориала Советскому Солдату. Первый этап конкурса признали провальным и продолжили поиски. К счастью, там поработали профессионалы, и результатом конкурса (фигурой солдата, превращающейся в стаю журавлей) сегодня гордится вся страна».

Танцующий Ельцин убивает детей

Кроме горельефа Грюнберга критиковали эскизы других финалистов конкурса. Одна из работ оказалась наполнена тоже мрачными персонажами, но уже не только на военную тематику (женщина с отбойным молотком, машиностроитель с гаечным ключом, крестьянин, корчующий пень, архитектор, молотобоец – по центру).

Третий вариант представляет собой композицию из образов реальных исторических личностей (Георгий Жуков, Павел Бажов, Эрнст Неизвестный). Основная претензия критиков к этой работе касается центральной фигуры танцующего Ельцина, который беспечно бросает ребенка вниз головой на землю (второй смысл: ребенок падает с недостроенной телебашни). Жители отмечают, что работы с подобным шокирующим контентом не должны допускаться до конкурса. Звучат и реплики против использования какого-либо образа Ельцина.

Проигравшая работа с очень суровыми персонажами. Фото со страницы Елены Штубовой в Фейсбуке.
Проигравшая работа с танцующим Ельциным, швыряющим на землю ребенка. Фото со страницы Елены Штубовой в Фейсбуке.

Мэрия готовит почву для массовых протестов?

В мэрии, кажется, все довольны. Открытый конкурс на разработку эскизного проекта горельефа в Историческом сквере объявили по поручению главы Екатеринбурга Александра Высокинского в рамках подготовки к празднованию 300-летия города. С тремя конкурсными работами, прошедшими в финал, в мэрии были знакомы и как будто не замечали никаких проблем, еще 1 октября радостно сообщив на официальном сайте екатеринбург.рф о финалистах и их эскизах.

В числе принимавших работу Грюнберга был начальник отдела дизайна городской среды Департамента архитектуры, градостроительства и регулирования земельных отношений администрации города Дмитрий Фогель.

«Победитель представил видение горельефа для реализации на плотине Городского пруда в качестве продолжения существующей композиции. Теперь, после определения победителя, мы приступим к воплощению проекта в тесном сотрудничестве с автором», – заявил главный художник города Дмитрий Фогель.

Судя по его комментариям, администрация города настроена серьезно, и вторая часть горельефа от Грюнберга действительно может появиться в Историческом сквере Екатеринбурга. Не исключено, что эти намерения мэрии спровоцируют новые массовые протестные акции со стороны горожан, митинги в защиту Исторического сквера.