Гибель екатеринбуржца при штурме квартиры расколола российское общество

Заявления родственников погибшего при штурме екатеринбуржца и силовиков не позволяют сложить цельную картину событий

09.06.2020 в 19:51, просмотров: 867

Вторую неделю в России обсуждают трагический случай в Екатеринбурге, где во время штурма квартиры дома по улице Рассветной от пуль из служебного оружия погиб местный житель Владимир Таушанков, подозреваемый в разбойном нападении на магазин стройматериалов, в ходе которого он похитил обои. Как и в случае любого резонансного дела, мнения разделились: одни склонны видеть в этом произвол правоохранительных органов, а Таушанкова называют русским Джоном Флойдом. Другие говорят, что у сотрудников правоохранительных органов были все основания опасаться за свою жизнь.

Гибель екатеринбуржца при штурме квартиры расколола российское общество

Полную картину произошедшего пока восстановить трудно: в заявлениях как органов, так и родителей погибшего есть ряд существенных противоречий.

О том, какой общественный резонанс произвел случай в Екатеринбурге, говорят обращения федеральных СМИ за комментарием к пресс-секретарю президента Дмитрию Пескову. Впрочем, тот ожидаемо ответил, что случившееся «не дело Кремля». Зато об этом инциденте высказалась соперница Владимира Путина на последних выборах главы государства Ксения Собчак, поставившая под сомнение версию силовиков, утверждавших, что Владимир Таушанков встретил бойцов СОБРа с предметом, похожим на автомат.

«Доказательств того, что Владимир представлял реальную опасность для росгвардейцев, нет вообще никаких, – сказала журналист в видеозаписи на Ютубе. – Якобы при штурме квартиры он держал что-то похожее на автомат. Рулон бумаги? Никакого автомата при нем, конечно, не нашли».

Еще более радикально отозвался бывший глава Екатеринбурга Евгений Ройзман.

«Если бы вызвали бригаду санитаров, можно было бы решить без применения оружия, – заявил он. – Он откровенно неадекватно себя вел. Я подозреваю, что он был под воздействием каких-то наркотиков. Но я считаю, что совершенно было неоправданно его убивать».

Обвинения Ройзмана в применении неоправданной силы некоторые пользователи интернета восприняли критично. Комментаторы припомнили, что в то время, когда Ройзман стоял во главе фонда «Город без наркотиков», в реабилитационных центрах могли применяться жесткие меры по отношению к пациентам. Были возбуждены даже соответствующие уголовные дела, правда, обвинения в истязаниях были сняты.

Обыгрывание факта хищения Таушанковым товаров с небольшой стоимостью было использовано как многочисленными СМИ, так и несколькими активистами, утверждавшими несоразмерность преступления и принятых силовиками мер. Лидер свердловского отделения партии «Родина» вышел на пикет в центре Екатеринбурга с рулоном обоев, на котором красной краской написал: «Этот кусок обоев стоит жизни?».

В интернете также многие принялись выстраивать параллели между событиями в Екатеринбурге с гибелью задержанного полицией американца Джона Флойда, ставшей поводом для многочисленных протестных акций и беспорядков в США. По аналогии с хэштегом #blacklifematters (жизнь черных имеет значение) появился аналогичный #russianlifematters (жизнь россиян имеет значение).

Распространению подобных акций во многом способствовала довольно странная работа силовых ведомств в информационном пространстве. Долгое время региональные управления Следственного комитета, МВД и Росгвардии отмалчивались либо переадресовывали вопросы друг другу, а запоздалые релизы оказывались достаточно сухими. Да и факты, которые свидетельствовали о правомерности как штурма квартиры, так и применения оружия, попадали в информационную повестку из собственных источников СМИ.

«Можно было достать пистолет и застрелить»

Неумелую работу пресс-служб в связи с делом Владимира Таушанкова отмечает адвокат Сергей Колосовский.

«Если бы в пресс-службах Росгвардии, прокуратуры и СК работали профессионалы, уже был бы внятный комментарий, и не было бы вопросов», – написал он в Фейсбуке.

При этом та информация, которая есть в открытом доступе, говорит о том, что штурм квартиры и применение оружия были допустимыми, считает адвокат. По его словам, все события рокового дня надо рассматривать как единую цепочку.

Во-первых, необходимо учитывать случившееся возле магазина «Лео». Данные события попали на камеру видеонаблюдения. На записи видно, как мужчина с рулоном обоев, похожий на убитого, на выходе дерется с несколькими людьми. В руках у него появляется нож. Причем говорить о том, что он просто защищается, нельзя. Отогнав от себя двух человек, мужчина подходит к еще одному участнику событий, который собирает разбросанные обои.

«На видео четко видно, как Таушанков угрожает охраннику ножом, направляя нож ему в грудь, – комментирует видеозапись Сергей Колосовский. – Честно говоря, хотелось бы еще видео из магазина – вот тогда точно вопросы снимутся».

По словам адвоката, применение ножа позволяет квалифицировать события как разбойное нападение с использованием оружия. По такой статье против Таушанкова и возбудили уголовное дело. Часть 2 статьи 162 УК РФ предусматривает до десяти лет лишения свободы, а, следовательно, это тяжкое преступление. Соответственно, у полиции были все основания для задержания.

Обоснованным, по мнению Сергея Колосовского, было и решение сотрудников полиции привлечь к операции СОБР. Это произошло после того, как оперативники не смогли попасть в квартиру.

«Я узнавал, – рассказал адвокат во время эфира на ОТВ. – Он закрылся в квартире. Полицейские привезли отца, зашли вместе с отцом, то есть он должен был понимать, что это полицейские (сотрудники были в штатском. – Прим.). Он вышел с ножом, стал угрожать, полицейские попятились из квартиры. В коридоре драться против ножа – достаточно глупо. Можно было достать пистолет и застрелить. Основания были, но полицейские попытались разрешить ситуацию. Вызов СОБРа тоже логично. Человек размахивает ножом, он неадекватен».

Против сотрудников полиции Таушанков также использовал газовый баллончик. Это слышно на видеозаписи, сделанной в подъезде. На той же записи слышно, как оперативники несколько раз просят подозреваемого бросить нож.

Что касается непосредственно участия СОБРа, то бойцы, по мнению Сергея Колосовского, изначально хотели «завалить массой» Таушанкова, для чего использовали тяжелое обмундирование, но, пройдя через завешенные обои, спецназовцы увидели человека в берцах и камуфляжной одежде, который держал в одной руке нож, в другой – страйкбольное оружие, внешне похожее на винтовку М16. В таких условиях применение огня, причем на поражение, является законным.

«Были уголовные дела, построенные на утверждении прокуратуры, что сотрудники полиции должны стремиться причинять меньший вред, – говорит адвокат. – Но закон у нас не обязывает устраивать дуэли. Закон позволяет преодолеть сопротивление. С точки зрения боевой подготовки, вам любой полицейский скажет, что стрельба ведется в центр пятна».

Странные дыры в двери

Факт использования Таушанковым страйкбольного оружия до сих пор не подтвержден, поскольку записи с места происшествия не передавались. Родители погибшего отрицают данный факт, говоря, что «автомат» хоть и был в квартире, но лежал в чехле.

Примечательно, что и в полиции о случившемся говорят не так, как дело представляет Росгвардия. Портал Е1 опубликовал отрывки из служебного документа, подписанного начальником отдела полиции № 2 Александром Гориным.

«Преступник выскочил на сотрудников СОБРа с двумя ножами, и было принято решение открыть огонь на поражение», – говорится в данном документе.

Впрочем, в данном случае, как ни странно, наличие «автомата» играет второстепенную роль. И ФЗ «О полиции», и ФЗ «О Росгвардии» дают право на применение сотрудниками полиции оружия в том случае, если они держат его в руках, а задерживаемое лицо сокращает дистанцию, поскольку в таком случае приближение может расцениваться как попытка завладеть оружием сотрудника.

Расхождения в описании событий есть не только у правоохранительных органов, но и у родственников убитого. Отец Таушанкова после похорон сына заявил, что сотрудники застрелили его сына через дверь. Примечательно, что данный факт во время первого интервью Е1 он не упоминал. Более того, по его утверждению, он вышел из комнаты в коридор, когда сын был мертв, а рядом находились СОБРовцы. Не стыкуется версия со стрельбой через дверь и со словами матери погибшего, которая утверждает, что передавала ключи сотрудникам.

На многих фотографиях в двери есть странные дыры, которые можно принять и за следы от пуль. В то же время они находятся на невысоком уровне: одна возле дверной ручки, другие – еще ниже. То есть, даже если бы выстрелы и были, попасть в жизненно важные органы пули вряд ли бы смогли.

По мнению Сергея Колосовского, подобные отверстия могли быть оставлены специальным инструментом, которым ломали дверь. О подобных попытках рассказывает и мать Таушанкова. По ее словам, она, вернувшись с ключами, слышала грохот за несколько этажей. Вместе с тем, по-прежнему непонятно, почему официальные представители правоохранительных органов, сами не ответили на данный вопрос.


|