Очаги воспаления Алапаевской городской больницы: кто дестабилизирует ситуацию в медицинском учреждении?

05.12.2018 в 10:44, просмотров: 3961

В Алапаевске, где уже более года продолжается смена управленческой команды, по-прежнему остается несколько горячих точек. Одной из них является городская больница. Сотрудники медучреждения жалуются на странное поведение должностных лиц, считающихся приближенными к бывшему главе города Станиславу Шаньгину. Внутрикорпоративный конфликт уже вышел в судебную плоскость. «МК-Урал» решил разобраться в ситуации.

Очаги воспаления Алапаевской городской больницы: кто дестабилизирует ситуацию в медицинском учреждении?
Бывший главврач Павел Губин (справа), его сестра Ирина Акименко, возглавляющая женскую консультацию, и ее муж Олег Акименко – экс-заместитель главврача по медицинской части, сегодня – руководитель отделения реанимации. В период деятельности данного «семейного подряда» городская больница пришла в упадок. Считается, что больничный клан получил власть благодаря связям с бывшим мэром Станиславом Шаньгиным. ФОТО: ok.ru, Алапаевская Городская Больница, a-iskra.ru

Наше внимание привлекла информация о том, что в производстве Свердловского областного суда находится апелляционная жалоба на решение Алапаевского городского суда по иску Олега Акименко, Ирины Акименко и Павла Губина к МУП «Редакция «Алапаевская газета» и главному редактору Нине Перевозчиковой. Судебные разбирательства касаются статьи «Почему трясет и лихорадит Алапаевскую городскую больницу», опубликованной год назад.

Ситуация в главном медицинском учреждении города и ранее попадала в центр нашего внимания. Так, в статье «Короли Алапаевска работают для своей свиты» мы упоминали о близких связях на тот момент действующего главы Станислава Шаньгина с Олегом Акименко, Ириной Акименко и Павлом Губиным, занимающими или занимавшими в прошлом руководящие посты в Алапаевской городской больнице. Именно данные лица и являются участниками упомянутого выше судебного разбирательства.

Больница под семейным управлением

Как мы сообщали ранее, Павел Губин с 2009 по 2015 годы являлся главным врачом Алапаевской городской больницы. В данном медучреждении трудились также его родная сестра Ирина Акименко, возглавляющая женскую консультацию, и Олег Акименко, занимавший пост заместителя главврача по медицинской части, а в настоящее время возглавляющий отделение реанимации.

Само по себе трудоустройство в государственное бюджетное учреждение на руководящие должности трех человек, связанных семейными узами, уже вызывает вопросы. Однако дополнительное внимание к данному факту привлекают разговоры местных жителей о том, что Ирина Акименко является крестной матерью дочери Станислава Шаньгина, до 2017 года возглавлявшего Алапаевск. При этом мэром он стал в 2008 году, то есть за год до того, как Павел Губин возглавил больницу, которая в то время находилась в подчинении муниципалитета. Поэтому глава города имел все рычаги влияния и мог пролоббировать на пост главврача своего человека.

Еще до прихода Павла Губина Станислав Шаньгин назначил его сестру Ирину Акименко внештатным специалистом по родовспоможению при полном отсутствии авторитета у коллег по специальности и тогда и сейчас, ведь Акименко не дежурит и не оперирует! При этом были сокращены должности заместителей главврача по родовспоможению (ее занимала хорошо известная в городе Людмила Аристова) и по детству (заслуженный врач России Галина Раскатова).

Чем же коллективу больницы и горожанам запомнилось то время, когда работой медучреждения руководил Павел Губин? В кулуарах больницы до сих пор ходят слухи о том, что в этот период значительную роль в управлении играла его сестра и фактически все значимые решения принимались на семейном совете. Это касалось, в частности, вопросов зарплаты. По слухам, доходы супругов Акименко позволяли им по несколько раз в год отдыхать за границей и приобрести дочери квартиру в Екатеринбурге. Сам главврач также не оставался внакладе. За время его работы на улице Северной «вырос» шикарный дом, в котором, по словам местных жителей, проживает Павел Губин.

Что касается материальной базы самой больницы, то она за шесть лет неуклонно ветшала. Так, еще в 2013 году местные СМИ писали о неудовлетворительном состоянии детского инфекционного отделения. Было даже проведено обследование. Заключение экспертов было следующим: здание в аварийном состоянии. Но перевозить отделение, обслуживающее сразу три муниципалитета, было попросту некуда.

Примечательно, что значительная часть срока Павла Губина на посту главврача пришлась на достаточно благополучные с финансовой точки зрения годы. Вопрос, почему в докризисную эпоху не удалось провести модернизацию АГБ и куда направлялись эти деньги, до сих пор остается загадкой.

Впрочем, кое-какие работы с имущественным комплексом больницы все же проводились. Так, в 2014 году была отремонтирована кровля пищеблока. В 2017 году порывом ветра новую крышу снесло. И, как говорят знающие люди, дело не в силе шторма, а в нарушении строительных норм.

Важным показателем итогов работы Павла Губина является и рост кредиторской задолженности. Так, из документа, подписанного самим же Губиным, следует, что по состоянию на 1 сентября 2015 года данная задолженность составляла более 48 млн рублей.

Тот факт, что Алапаевская ГБ в те времена была проблемой не только для города, но и для области, признают и в Минздраве. Летом 2018 года на мероприятии, посвященном 200-летнему юбилею больницы, руководитель службы детства и родовспоможения министерства Светлана Татарева, выступая с поздравлением от имени министра здравоохранения Свердловской области Андрея Цветкова, заявила следующее:

«Сейчас ваша больница при новом главном враче Павловских развивается и идет вперед быстрыми темпами. Хотя три года назад (то есть в тот период, когда учреждение возглавлял Павел Губин. – Прим.) Алапаевская больница была на одном из последних мест в области с огромной кредиторской задолженностью. На сегодня этот вопрос не стоит».

Оптимизация по-губински

В 2015 году недовольство жителей ситуацией в городском здравоохранении достигло пика из-за начала так называемой оптимизации. В течение года были сокращены 44 койко-места. При этом детское инфекционное отделение было объединено со взрослым, что закономерно вызывало недоумение и возмущение больных и их родителей.

Кроме того, был закрыт врачебно-физкультурный диспансер, который сначала «скинули» на баланс области, а та, в свою очередь, передала его медицинскому колледжу.

Не легче пришлось и персоналу. Только в 2015 году работы лишились 67 человек. При этом в течение всего года в больнице происходили переезды отделений, некоторые из них (хирургическое, травматологическое, кардиологическое) переезжали по несколько раз. Сомнительно, что работа медиков в условиях, когда в любой момент может возникнуть необходимость сворачивать все оборудование и перевозить его на новое место, будет нормальной.

Некоторые больничные объекты жителям Алапаевска при поддержке депутатов городской думы удалось отстоять. Это касается, например, здания по адресу Ленина, 2 «а», где располагаются женская консультация, а также филиал поликлиники, обслуживающий два микрорайона. Консультацию планировалось перевести в здание роддома, а филиал поликлиники – в северную часть города. Помешать осуществлению сомнительных начинаний удалось совместными усилиями одного из депутатов округа и городского совета ветеранов.

Всего за три года работы Павла Губина главврачом на улице Северной «вырос» шикарный дом. Фото: «МК-Урал»

Впрочем, значительную часть «оптимизационных» решений пришлось реализовывать не Павлу Губину, а его преемнику Александру Павловских, поэтому многие горожане изначально возложили вину за бардак на нового главного врача. Тем не менее, имеющиеся документы (пояснительные записки и решения думы) прямо указывают, что план был разработан именно Павлом Губиным, который и начал его реализацию, в то время как Александр Павловских начал работу, когда процесс уже шел полным ходом.

Совместными усилиями городской думы нового созыва, нового главного врача Александра Павловских и Минздрава Свердловской области процесс оптимизации расходов удалось повернуть лицом к горожанам и коллективу больницы. При этом были достигнуты значительные успехи в обновлении материально-технической базы: в АГБ появилось новое оборудование, построен новый модульный морг, проведена масса ремонтов, из последних – зона ожидания в поликлинике, преобразились регистратура, общий холл и холл кабинета флюорографии и многое другое. В планах на 2019 год – капитальный ремонт детского соматического отделения, где разместятся и детская поликлиника и стационар. Все это будет осуществляться в соответствии с приказами Минздрава.

Путаница, паника и угрозы

Между тем, нельзя говорить о качественном изменении медицинской помощи без решения кадровых вопросов и проведения переаттестации некоторых сотрудников, потому что к ряду кадров есть много серьезных вопросов. Они касаются, в частности, работы заведующего реанимационным отделением Олега Акименко. Как сообщил «МК-Урал» на условиях анонимности источник в больнице, ситуация в данном отделении близка к критической. По словам данного источника, однажды в отделении едва не случилась трагедия: медсестры отделения перепутали пробирки с пробами крови, в результате чего больному, находившемуся в реанимации, определили не ту группу крови. Пациента спасло только то, что накануне у него брали кровь в другом отделении и на расхождение в группе обратили внимание. В противном же случае ему бы перелили неподходящую кровь. Наказание за данный случай никто не понес, так как суд снял дисциплинарное взыскание.

Тот же источник сообщает, что в реанимационном отделении в этом году была грубо нарушена установленная Минздравом процедура оказания помощи детям с кетоацидозом. Олега Акименко привлекли к дисциплинарной ответственности. Взыскание он вновь оспаривает в суде, объясняя это тем, что, по его мнению, главврач должен написать для него алгоритм действий.

Несмотря на полный комплект врачей, заведующий реанимацией, по словам коллег, не может наладить их нормальную работу. В частности, они рассказывают, что недавно Олег Акименко поднял панику, заявив, что у него якобы умирают десять пациентов, потому что заведующие профильными отделениями не приходят к ним. При этом не предпринял попыток ни связаться с ними, ни выстроить взаимодействие. Вместо него эту работу осуществлял начмед.

Претензии коллег к Олегу Акименко касаются не только его профессиональных качеств, но и манеры поведения в коллективе. По словам одной из сотрудниц, у которой возник конфликт с заведующим отделения реанимации, он запер ее в помещении и стал толкать. При этом в помещении находились еще двое врачей-мужчин. Испугавшись, женщина стала звать на помощь, и в итоге ей удалось вырваться, после чего в присутствии других сотрудников больницы Олег Акименко допустил высказывания в адрес женщины, которые она посчитала оскорбительными.

Проверка на коррупционные составляющие

Не меньше вопросов у персонала больницы к Ирине Акименко. В частности, за время ее работы в качестве заведующей женской консультацией была фактически свернута работа кабинета бесплодного брака. Примечательно, что в штатном расписании за заведующей женской консультацией закреплена доля ставки сотрудника данного кабинета.

Коллеги жалуются и на характер сестры бывшего главврача. Так, в больнице говорят, что с ней не смогли сработаться акушер-гинеколог Антон Копотилов и заведующая родильным отделением Галина Киреева. Поведением Ирины Акименко возмущены и пациентки.

По словам коллег, Ирина Акименко часто жалуется на недостаточную, по ее словам зарплату, несмотря на то, что та выплачивается в соответствии с утвержденными нормативами. При этом жалобы поступают и по линии проф­кома, возглавляемого Ириной Григорьевой, которая считается человеком, близким к Ирине Акименко. Члены профсоюза не очень довольны деятельностью существующего руководства профсоюза больницы, потому что что данный орган не работает, занимается не социальными вопросами, а только борьбой с администрацией больницы. Например, недавно за подписью Григорьевой отправлена жалоба на главврача в надзорные органы с требованием «проверить на коррупционные составляющие» приказы о выплате стимулирующих для достижения дорожной карты (такие выплаты прошли по всей Свердловской области).

В чем, по мнению Ирины Григорьевой, может заключаться коррупция в приказах, абсолютно непонятно. Также трудно сказать, почему профком молчал, когда в больнице работали родные брат, сестра и ее муж и другие родственники, причем в должностях, предусматривающих прямое подчинение. В больнице же данное обращение рассматривают как провокацию, направленную на дискредитацию администрации медучреждения. По слухам, это только один из инструментов, которыми могут пользоваться Ирина Григорьева, Ирина Акименко и их подруга Галина Канахина (бывший председатель гордумы Алапаевска). Помимо официальных инстанций, они, по данным, требующим дополнительного подтверждения, поставляют «разоблачающую» информацию скандально известной пиарщице Валентине Гофенберг, которая уже, к слову, попала под уголовную статью за публикацию в телеграм-канале разного рода «разоблачений», в том числе и касающихся Алапаевска.

Дружба и родство – порочащая информация?

Когда информация о состоянии дел в Алапаевской ГБ была опубликована в муниципальной газете, Павел Губин и супруги Акименко подали в суд иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. По их мнению, издание опубликовало порочащие сведения. В качестве компенсации ответчики требовали несколько миллионов рублей.

К числу порочащих сведений истцы отнесли в том числе информацию о дружеских отношениях четы Акименко с бывшим мэром Станиславом Шаньгиным. Но в чем заключается порочащий характер? Неужели, по мнению супругов Акименко, дружба со Станиславом Шаньгиным наносит ущерб их репутации?

Попросили истцы опровергнуть и признать порочащей информацию о родстве между Олегом Акименко и Павлом Губиным. Если придираться к словам, они действительно связаны между собой не родством, а свойством, но возникает вопрос, в чем же порочность данной информации?

Порочащей информацией истцы посчитали и данные по кредиторской задолженности мед­учреждения, указав в иске, что она составляла не более 40 млн рублей, а только 20 млн рублей. Однако Павел Губин, как мы уже говорили, в 2015 году сам подписывал документ, в котором размер кредиторской задолженности и вовсе был указан 48 млн рублей. Столь же недостоверной информацией Павел Губин счел и сведения о том, что именно он стоял за оптимизацией в Алапаевской ГБ. При этом именно Павел Губин представлял в свое время проект оптимизации депутатам городской думы, а также извещал их о реализации плана.

Суд назначил лингвистическую экспертизу, и эксперты пришли к выводу, что негативная информация содержится только в форме намеков, оценки либо мнения со ссылкой на источник информации. Действующее законодательство подобные действия разрешает, если они не являются оскорбительными. Поэтому суд в удовлетворении иска отказал. Впрочем, истцы с таким решением не согласились и обжаловали его. Свердловский областной суд жалобу пока не рассмотрел.

Скандалы, конфликты с коллегами и судебные разбирательства, судя по всему, становятся основной деятельностью врачей Акименко. Остается только удивляться, когда у них остается время непосредственно на осуществление своих профессиональных обязанностей. Впрочем, судя тому, что, по словам местных жителей и медиков, происходит в возглавляемых супругами подразделениях больницы, склоки не позволяют им полноценно заниматься медициной. Остается надеяться, что руководство больницы и Минздрав Свердловской области обратят на ситуацию в реанимационном отделении и женской консультации пристальное внимание и примут соответствующие меры.