Рейдерство 2.0: как посты в социальных сетях пришли на смену взрывам и убийствам

06.02.2019 в 06:24, просмотров: 2532

Летом 2018 года эксперты и политологи ввели в оборот новое понятие — «экологический экстремизм». Учащающееся использование экологических протестов в политических целях послужило поводом для круглого стола «Протестные экологические акции: кому выгодно?» на площадке МИА «Россия сегодня». Только ли политические цели преследуют экологические экстремисты? «МК-Урал» попытался разобраться в растущем рынке экопротестов на примере ситуации вокруг свердловской компании «ФОРЭС», очень напоминающей информационную войну.

Рейдерство 2.0: как посты в социальных сетях пришли на смену взрывам и убийствам
Либеральный оппозиционер Алексей Навальный нашел верного союзника в лице уральской коммунистки Натальи Крыловой и новый источник пиара в виде экологических протестов. Фото: соцсети

Компания «ФОРЭС» – крупнейший в России производитель пропантов (материал, применяющийся в нефтедобывающей промышленности при гидроразрыве пласта – Прим.). Основанное в 1999 году в Сухом Логу небольшое производство за годы работы разрослось до четырех производственных подразделений и трех дочерних предприятий, где в общей сложности работает около четырех тысяч человек.

О судьбе компании многие могли только мечтать: разработанная группой энтузиастов уникальная технология долгие годы позволяла компании «ФОРЭС» являться лидером российского рынка пропантов. Богатые российские нефтяники, ранее полностью зависевшие от поставщиков из США, с готовностью заключают миллиардные контракты со свердловской компанией. Вполне логично, что на такую компанию обращены взоры многих предпринимателей, и цели их не всегда бывают дружест­венные.

Технология как основная ценность

Положение «ФОРЭСа» на рынке изменилось после того, как в 2014 году была создана компания «Ника-Петротэк». Предприятие возглавил «перебежчик» Павел Русинов – один из топ-менеджеров «ФОРЭСа», владевший небольшими долями в некоторых юрлицах компании. Основная доля «Ники» принадлежит Алексею Балашову. Судя по данным ЕГРЮЛ, Балашов являлся бизнес-партнером скандально известных предпринимателей Алексея Тимощука (объявлен в международный розыск по обвинению в хищении 161 млн руб. у корпорации «Уралвагонзавод») и Геннадия Ушакова (первый в России депутат-банкрот, в его офисе также проходили обыски по делу Тимощука, в настоящее время лидер свердловского отделения «Справедливой России»).

Компания «ФОРЭС» утверждала в судах, что Русинов покинул компанию не просто так, а прихватив с собой документы, описывающие технологию производства пропантов. Однако в суде доказать это не удалось – сторона истца не смогла получить доступ к продукции «Петротэка» и провести ее независимую экспертизу на предмет совпадения технологий произ­водства.

На фоне судебных разбирательств с «Никой» вокруг предприятий «ФОРЭСа» в разных городах начинают одновременно происходить странные события с участием известной оппозиционерки, депутата Думы Асбестовского городского округа Натальи Крыловой.

Защита бизнес-интересов под видом партийной деятельности?

Первый тревожный звонок для компании «ФОРЭС» прозвенел весной 2017 года на одном из «экологических» митингов. В качестве примера предприятий, имеющих проблемы с защитой окружающей среды, Крылова привела Асбестовское подразделение «ФОРЭСа», выкрикнув с трибуны: «Весь квартал задыхается, хотя по документам у них все нормально!»

Официально претензии Натальи Крыловой к деятельности асбестовского подразделения «ФОРЭСа» строились на критике фильтров. На своей странице в Фейсбуке она писала, что используемые рукавные фильтры неэффективны, а на внедрение современных компания не хочет тратить деньги.

По словам заместителя исполнительного директора ООО «ФОРЭС» по связям с общественностью Андрея Расторгуева, критика Натальи Крыловой необоснованна.

«Специфика нашего производства такова, что только рукавные фильтры могут обеспечить защиту окружающей среды, – пояснил Андрей Петрович корреспонденту «МК-Урал». –Данные активисты не разбираются в таких тонкостях или намеренно искажают ситуацию. Между тем, на протяжении последних пяти лет ни надзорные органы, ни система мониторинга не фиксирует превышения предельно допустимой концентрации (ПДК) загрязняющих веществ в атмосферном воздухе на границе санитарно-защитной зоны».

Представитель «ФОРЭСа» не отрицает, что определенные проблемные ситуации время от времени возникают, но они не меняют общей картины.

«В прошлом году действительно произошла нештатная ситуация на фильтре обжиговой печи, – рассказывает Андрей Расторгуев. – Завод принял своевременные меры. Работа печи была остановлена, фильтр заменили, о сложившейся ситуации мы подробно рассказали в СМИ, но все равно отдельные издания попытались исказить информацию».

К борьбе с «вредными производствами» Наталья Крылова прибегает довольно часто. Накануне выборов в городскую думу 2017 года местная ячейка КПРФ развернула в городе кампанию против строительства сурьмяного завода. По словам политтехнолога Александра Пирогова, муссирование темы экологических проблем в городах, где такие проблемы действительно не редкость, становится эффективным инструментом.

«Есть такая индийская пословица: «Корми слона тем, что он любит есть, а не тем, что любишь есть ты», – отмечает эксперт. – В малых городах, в том числе в Асбесте, проблема экологии действительно очень волнует людей. Поэтому неудивительно, что оппозиция еще два года назад сделала упор на экологические проблемы, что позволило им получить большинство в думе. Учитывая данный успех, логично, что коммунисты продолжают обращаться к экологической проблематике».

Среди либеральных оппозиционеров, присоединившихся к информационной кампании против «ФОРЭСа», – активист одной из скандальных организаций Алексей Шварц. Фото: соцсети

Вероятно, читатель упрекнул бы нас в навешивании ярлыков и распространении непроверенной информации о платном характере протестных акций. Однако в июне 2018 года интернет-газета «Правда УрФО» опубликовала расшифровку записи разговора депутата областного Заксобрания Александра Ладыгина (именно его помощником в Заксобрании формально является Крылова) с асбестовским блогером Денисом Елистратовым. В разговоре Ладыгин предложил Елистратову деньги за распространение негативной информации о компании «ФОРЭС» и ее руководителе Сергее Шмотьеве. «Нас интересует, на что идут средства, получаемые Шмотьевым от отравления жителей Асбеста. Предлагаю наличными рассчитываться, если не возражаешь. Найдем людей, найдем вариант. Если пойдет реально хорошо, думаю, потом эту сумму можно поднять. Нам нужен результат», – предложил депутат Ладыгин.

Безусловно, тот факт, что Наталья Крылова является помощником Александра Ладыгина, прямо не свидетельствует о ее связи с попытками заказных публикаций. Однако ранее Александр Ладыгин, представляющий территорию, в состав которой входит и Асбест, и Наталья Крылова неоднократно совместно участвовали в различных митингах, в том числе на экологическую тематику, на территории города.

Денис Елистратов посчитал, что распространение ложной информации за деньги противоречит его убеждениям, и отказался. Более того, он предоставил аудиозапись переговоров журналистам. Вполне вероятно, что Елистратов был не единственным, кому поступали такие предложения. Нашли ли коммунисты менее принципиальных людей для распространения заказухи? Судя по последним событиям, им это удалось.

Союз коммунистов и либералов

Гораздо эффективнее сложилось сотрудничество Натальи Крыловой с представителями либеральной общественности. Отлученные от «госдеповских печенек» сторонники Навального испытывали финансовый дискомфорт, поэтому Крылова стала для них спасательным кругом.

После встречи с предводителем оппозиционеров, неоднократно судимым Алексеем Навальным Наталья Владимировна вполне могла обзавестись контактами его сторонников в самых разных городах. В том числе тех, где находятся предприятия компании «ФОРЭС». Так, на протяжении уже полугода активист либерального движения «Открытая Россия» (лидер – дважды судимый беглый олигарх Михаил Ходорковский, организация признана нежелательной на территории России) Алексей Шварц проводит пикеты в городе Шадринск (Курганская область), где располагается «дочка» компании «ФОРЭС» ООО «Технокерамика».

Отдельного внимания заслуживает персоналия Ирины Скачковой, которая распространяла среди журналистов пресс-релизы с информацией об очередной публичной акции. Дело в том, что ранее Ирина Скачкова работала помощником печально известного депутата Максима Петлина, который умудрился загреметь на три года в колонию за вымогательство в особо крупном размере. Петлин вымогал у компании-застройщика три миллиона рублей за… прекращение протестов против этой компании! Не правда ли, похожая история? Неужели горький опыт руководителя не отучил Скачкову от участия в сомнительных мероприятиях? Ведь, как все помнят, тогда Скачковой повезло остаться в уголовном деле в статусе свидетеля, никаких обвинений ей не предъявили.

Профсоюз на бумаге

Отдельного внимания достоин профсоюз, который, по слухам, организуется с подачи Крыловой на предприятиях «ФОРЭС». Честно говоря, проф­союзом это можно назвать с натяжкой – на данный момент в него вступили восемь из почти четырех тысяч сотрудников предприятий (0,2 %). Как бы то ни было, на бумаге объединение создано, уже выдвинуло требования о предоставлении им отдельного кабинета на предприятии, сделано несколько громких заявлений.

Безусловно, любое объединение работников для защиты своих прав заслуживает уважения. Но разве это нужно Наталье Крыловой? Общепринято, что профсоюзы отстаивают права работников путем переговоров с руководством предприятия и кропотливой юридической работы. В данном случае работа «проф­союза» свелась к тем же одиночным пикетам.

Кстати, о пикетах. Уже не в первый раз различные персонажи в сопровождении Крыловой летают в Москву, чтоб провести очередной пикет – то у офиса «Роснефти» (крупнейший заказчик продукции «ФОРЭСа»), то на Красной площади. Все бы ничего, но поездка в Москву на два дня на двоих обходится примерно в 30 тысяч рублей.

Если принять эту цифру, выходит, что одна акция шихтовщика Рустама Корелина, который протестовал против своей низкой зарплаты в 25 тысяч рублей обойдется примерно в 80 тысяч рублей! Почему так дорого? Все просто – господин Корелин нарушил порядок пикетирования, поэтому 31 января снова полетел в Москву с Крыловой, получив свой заслуженный административный штраф в суде в размере 10 тысяч рублей.

В сухом остатке

К концу текста стоит отметить еще одно совпадение – большинство участников информационной кампании против «ФОРЭСа» либо судимы сами, либо фигурировали в тех или иных уголовных делах. К сожалению, информацию нашего издания о давних судимостях «профсоюзных активистов» за изнасилование, побои, незаконную охоту по открытым источникам проверить невозможно. «МК-Урал» обратился в информационный центр ГУ МВД России по Свердловской области с просьбой подтвердить либо опровергнуть судимости членов команды Крыловой.

Так в чем же резон развивать немалую и недешевую активность против успешного предприятия? Безусловно, с первого взгляда можно предположить, что финансирование активностей связано с корпоративной войной против компании «Ника-Петротэк». Однако участившиеся проявления экологического экстремизма в отношении других компаний заставляют посмотреть на проблему под другим углом. Если не брать возможность банального вымогательства (в стиле упомянутого господина Петлина), то наиболее вероятным кажется вариант с захватом предприятия.

С первого взгляда звучит смешно, ведь все помнят рейдерские захваты другими – с ЧОПами, проплаченным ОМОНом, драками и кровью. Но нельзя недооценивать силу современных технологий. Не секрет, что стоимость компании сильно зависит от ее деловой репутации, тем более, если твои контрагенты – несколько крупных нефтяных бизнесов. Сложно ли «закошмарить» целевое предприятие так, чтобы собственник согласится по дешевке отдать проблемный актив, лишь бы больше не сталкиваться с «экологическими экстре­мистами»?

Дело Навального. Хроника событий