Техногенные катастрофы Mинобороны – случайность или закономерность?

Военные ведомства в погоне за миллиардами подвергают смертельной опасности простых военнослужащих

07.08.2019 в 05:01, просмотров: 17247

12 июля 2015 года в омском 242 Учебном центре подготовки младших специалистов ВДВ обрушилась казарма. 24 человека погибли, 21 солдат получил травмы. Прошло четыре года, но подлинные причины трагедии до сих пор не выяснены. Обрушение казармы произошло после проведенного в ней капитального ремонта. Одновременно капитальный ремонт производился в 15 военных городках на территории Российской Федерации в период с 2013 по 2014 год, в том числе в городках № 32 и № 19, дислоцированных в Екатеринбурге. Объекты, входившие в объемы капремонта, по настоящее время используются по назначению. 

Техногенные катастрофы Mинобороны – случайность или закономерность?
Обрушившаяся казарма в омском военном городке № 35. Фото: topwar.ru

20 декабря 2012 года министр обороны Сергей Шойгy подписал План обустройства (строительства) первоочередных военных городков в период 2013-2014 гг. в рамках создания Перспективной системы дислокации войск (сил) до 2017 года. План предусматривал проведение капитального ремонта основных базовых военных городков в разных регионах страны. В том числе – 242 Учебного центра (военный городок № 35).

Причины проведения столь масштабного капитального ремонта были более чем убедительными: старый казарменный фонд требовал обновления технической инфраструктуры и приведения внешнего вида к вновь разработанным типовым решениям. На данную программу выделили значительные бюджетные ассигнования, которые чиновники Министерства обоpоны РФ принялись незамедлительно «осваивать» (на время ремонта военнослужащие подлежали выселению в летние лагеря и до наступления зимних холодов должны были въехать в отремонтированные казармы). При этом вопросы обеспечения безопасности и соблюдения технологий строительства были отодвинуты на задний план.

26 декабря 2012 года руководство Минобоpоны заключило государственный контракт на капремонт военных городков ДГЗ-КР-6/2012 со своим единственным подрядчиком, которым был определен ФГУП «Спецстройинжиниринг при Спецстрое России». Входившая структурно в Спецстрой России, данная организация, наряду с ОАО «Главное управление обустройства войск», ООО «Славянка», ОАО «Оборонсервис», в последнее время неоднократно фигурировала в криминальных хрониках, где сообщалось, что ее руководители привлекаются или привлечены к уголовной ответственности за различные злоупотребления и взятки. Критическая масса уголовных дел в отношении должностных лиц данных организаций привела к тому, что решением Президента РФ Спецстрой России и ОАО «Славянка» были расформированы.

После катастрофы в Омске внимание следователей направлено исключительно на лиц, непосредственно осуществлявших капитальный ремонт в 242 Учебном центре. Роль должностных лиц, заключивших и контролировавших исполнение государственного контракта, рациональность расходования бюджетных средств, осталась без оценки следственных органов. Однако их деятельность заслуживает более чем серьезного изучения.

Еще в советские времена был определен четкий, понятный и достаточно продуманный порядок проведения капитального ремонта: обследование помещений на предмет наличия дефектов; при необходимости устранения каких-либо выявленных недостатков – разработка проектной документации; выполнение работ. Аналогичный порядок закреплен и в Градостроительном кодексе РФ.

Однако в нашем случае в 2012 году Департамент государственного заказчика капитального строительства Министеpства обоpоны РФ (ДГЗ КС МО РФ), учитывая короткие сроки, отведенные для ремонта, принял волевое решение начать его немедленно и вопросы обследования поручить ФГУП «Спецстройинжиниринг», которое обязалось провести обследование зданий и разработку необходимых технических решений непосредственно в ходе капитального ремонта.

Данная организация обладала всеми необходимыми допусками на обследование, проектирование и капитальный ремонт зданий. Казалось бы, все формально соответствует нормам и правилам. Но тут необходимо отметить, что данная организация с малочисленным персоналом никак не могла своими силами произвести ни обследование, ни ремонт. Для исполнения условий госконтракта она заключила договор субподряда с другой организацией Спецстроя России – ФГУП «ГУССТ № 9», а та подписала еще один договор субподряда – с ООО «РемЭксСтрой». В конечном итоге вопросы обследования, проектирования и ремонта были возложены на коммерческую фирму, которая своей целью видела исключительно извлечение прибыли.

Изначально при заключении госконтракта ФГУП «Спецстройинжиниринг при Спецстрое России» ставилось условие привлекать субподрядчиков в объеме не более 25%. На практике же была выстроена пятислойная «матрешка» субподрядчиков. В Центральном военном округе на капремонте работали три подразделения Спецстроя России – ФГУП «ГУССТ № 9», ФГУП «ГУССТ № 8», ФГУП «ГУССТ № 5». При этом, по данным источников «МК-Урал», субподрядным организациям было передано около 80% от всего финансирования заключенных государственных контрактов.

Необходимо понимать, что вопросы обследования и проектирования требуют значительного времени и до их окончания капитальный ремонт производить нельзя. Но, как уже отмечалось ранее, ремонт надо было произвести в кратчайшие сроки. При этом многочисленные военные функционеры постоянно требовали отчеты о выполнении работ и соблюдении графиков выполнения работ. Коммерсантов вынуждали работать по тем правилам, которые для них были определены рамками государственного контракта. Поскольку государственный контракт не предусматривал оплату обследования и проектирования, строители работали по принципу «сорок лет простояло, еще сорок лет простоит».

Однако, поскольку для принятия выполненных работ чиновникам Министерства обоpоны требовалась проектная документация, коммерческие организации хотели заработать в том числе и на обследованиях и проектировании, было принято «гениальное» по своей простоте решение перезаключить в конце 2013 года государственный контракт, в котором было предусмотрено выполнение указанных работ. При этом никого из руководства оборонного ведомства не смутило то обстоятельство, что на момент заключения второго контракта практически все основные работы по капитальному ремонту были проведены. Готовность объектов была на уровне 85%. На работы по обследованию и проектированию более 60 зданий и сооружений было отведено всего 19 дней! Любому здравомыслящему человеку понятно, что государственный заказчик предполагал формальное выполнение данных работ, поскольку провести их в установленном порядке не представлялось никакой возможности. Но такой ход позволил освоить дополнительные деньги (несколько миллионов рублей) и легализовать результаты бессистемной работы 2013 года.

Порядок цифр впечатляет. Только в городке № 35 разница между суммами первого (1 млрд 600 млн руб.) и второго (2 млрд 200 млн руб.) контрактов составила 600 млн руб.

К ответственности по уголовному делу, возбужденному по факту обрушения казармы в Омске, привлечено 11 человек, в том числе командир в/части, его заместитель по тылу и работники строительных организаций, проводившие капитальный ремонт казармы. Одним из ключевых пунктов обвинения является проведение капитального ремонта без надлежащего обследования и проектирования. Именно данные обстоятельства, по мнению следствия, и привели к трагедии.

При этом никто из руководства Министерства обоpоны РФ в тот период времени (директор Департамента заказчика капитального строительства Минобоpоны России Филимонов Р.Е. и его заместитель Логунов С.И., генеральный директор ФКП «Управление заказчика капитального строительства Минобоpоны России» Петров А.В., начальник ФКП «Региональное управление государственного заказчика капитального строительства по ЦВО» Дубровин И.В., начальник ФГУП «ГУССТ № 9 при Спецстрое России» Макаров С.С., начальник Новосибирского филиала ФГУП «Спецстройинжиниринг при Спецстрое России» Тарасов М.Л., под руководством которых непосредственно готовился данный государственный контракт и которые контролировали его выполнение) к ответственности не привлечен.

Как стало известно из компетентных источников, в ходе следствия указанные руководители заявили, что им не было известно о проведении капитального ремонта без проектирования и никто из них не мешал строительным организациям надлежащим образом выполнять контракт. То есть, передав здания для производства капитального ремонта, не выделив денежные средства для проведения обследования и проектирования, определив сроки выполнения работ, государственные чиновники не несли никакой ответственности за то, что они изначально заключили государственный контракт, не соответствующий требованиям градостроительного законодательства. Контракт, который предусматривал финансирование на сотни миллионов рублей.

Вину должностных лиц, непосредственно производивших капитальный ремонт, установит суд. Но возникает вопрос: «А кто ответит за непродуманность управленческих решений при заключении государственных контрактов?» Организовав выполнение работ с нарушением, ради сиюминутного праздничного доклада вышестоящему руководству, должностные лица Министерства обоpоны РФ изначально поставили неограниченное количество военнослужащих в потенциально опасные условия проживания и исполнения служебных обязанностей. При этом ответственность понесут только исполнители низового звена. Видимо, правоохранительные органы не сильно беспокоит, что, принимая обреченные на провал принципиальные решения, руководящие должностные лица не несут никакой ответственности за это и продолжают отдавать распоряжения, влекущие значительные финансовые затраты. Как обычно: боремся не с причиной, а с последствиями.