При молчании госорганов в Екатеринбурге снесли конструктивистское здание с признаками памятника

22.01.2020 в 11:39, просмотров: 1212

С 16 января в Екатеринбурге не утихает конфликт вокруг конструктивизма на Нагорной, 12. Узнав о планах снести бывший Профтехкомбинат Верх-Исетского завода, общественники добились для него статуса объекта, который должен быть защищен от разрушения – как со стороны строителей, так и со стороны надзорных органов. Однако усилия не помогли. 17 января здание начали ломать, и сейчас оно почти развалилось. В связи с уничтожением еще одного объекта конструктивизма удивляет позиция государства в лице Росимущества – учредителя собственника зданий АО «Прогресс» и областного Управления госохраны объектов культурного наследия.

При молчании госорганов в Екатеринбурге снесли конструктивистское здание с признаками памятника
Фото: Олег Букин

Два здания Профтехкомбината Верх-Исетского завода (Нагорная, 12) построили в 1931 году по проекту основоположника уральского конструктивизма Вениамина Соколова. Это часть одного из ярких ансамблей, сравнимого с «Городком чекистов», формирующего архитектурный бренд, благодаря которому Екатеринбург известен во всем мире. 

17 января ценные здания начали уничтожать. Это произошло не только из-за агрессивной политики частного бизнеса, предпосылками сноса стали политика органов Росимущества России и позиция Управления государственной охраны объектов культурного наследия Свердловской области.

16 января в СМИ громко прозвучала новость о демонтаже указанных зданий. Руководитель организации «Уральский хронотоп» Олег Букин в Фэйсбуке разместил приказ о демонтаже гендиректора АО «Прогресс» (собственник здания, учрежденный Росимуществом) Тараса Табакова от 27 декабря 2019 года. Как говорилось в бумаге, от конструктивизма избавлялись для строительства жилого комплекса. Здания хотели снести до 6 апреля, однако Букин подчеркнул, что экскаваторы начнут работу уже 17 января. 

Пытаясь спасти ценный объект, пришлось действовать оперативно. 16 января Олег Букин направил начальнику регионального Управления госохраны ОКН Евгению Рябинину заявление о включении зданий в реестр памятников. Также Букин пообщался с Тарасом Табаковым, который, по словам общественника, утверждал, что информация о сносе – слухи (в середине декабря 2019 года АО «Прогресс» сообщало арендаторам о предстоящей реконструкции, очевидно, планы демонтажа не афишировали).

Логика общественников

С точки зрения закона, общественники в попытке спасти здания чуть не опоздали на поезд, но все-таки заскочили в последний вагон. Далее обрисуем схему защиты зданий с опорой на № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия народов РФ».

Путь простого здания к памятнику непрост. Сначала объект должны обнаружить. По № 73-ФЗ, автором находки может быть общественник и просто физическое лицо. Лицо, обнаружившее ценный объект, пишет в орган госохраны заявление о включении здания, сооружения и т.п. в реестр ОКН. С даты регистрации заявления в органе госохраны указанный объект приобретает статус «объекта с признаками ОКН».

Со дня регистрации заявления, согласно ч. 3 ст. 16.1 № 73-ФЗ, региональный орган охраны ОКН «организует в срок не более 90 рабочих дней… работу по установлению историко-культурной ценности объекта, обладающего признаками ОКН». После установления историко-культурной ценности объекта орган госохраны вносит объект в реестр выявленных ОКН или отказывает объекту в этом статусе. Далее идут дополнительные экспертизы, по результату которых решается вопрос о включении объекта в реестр ОКН. Тогда он и становится в полном смысле памятником. Однако на пути к этому статусу здание уже защищено законом. Это касается как выявленного объекта ОКН, так и объекта с признаками ОКН.

Как справедливо утверждает Олег Букин, 16 января заявление о зданиях на Нагорной, 12 зарегистрировали, строения получили статус объектов с признаками ОКН. С этого момента здания получили защиту от земельных, строительных и т.п. работ, согласно ч. 1 ст. 36 №73-ФЗ в которой говорится, что работы осуществляются при отсутствии на участке памятников или объектов с признаками памятника, при соблюдении закона об охране памятников.

Со дня регистрации объекта с признаками ОКН, согласно № 73-ФЗ и закону «О государственной охране ОКН в Свердловской области» уполномоченный орган «осуществляет установленные федеральным законом меры по обеспечению сохранности объекта, обладающего признаками ОКН» при проведении земляных, строительных и иных работ на объекте. Согласно № 73-ФЗ предметом надзора является осуществление органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями и физическими лицами мер по обеспечению сохранности объекта, обладающего признаками ОКН.

Кроме того, ч. 4 ст. 36 №73-ФЗ устанавливает ответственность юрлица, ведущего работы на объекте. В случае обнаружения объекта с признаками ОКН юрлица, ведущие работы, «обязаны незамедлительно приостановить указанные работы».

Понятно, что на Нагорной, 12 собственник и подрядчики не считали, что у здания признаки ОКН, и поэтому не приостанавливали работу, скорее спешили снести здание. В свою очередь свердловское Управление госохраны ОКН поначалу отказывалось уведомлять собственника и подрядчика о необходимости обеспечения сохранности здания по № 73-ФЗ и соответствующему областному закону.

Еще до сноса зданий эту работу за коммерсантов и госорган проделал Олег Букин, направив в адрес гендиректора АО «Прогресс» уведомление о том, что его заявление зарегистрировано госорганом охраны, и здания – объект с признаками ОКН, обеспечение сохранности которого предусмотрено законом и является предметом надзора. С этого момента, несмотря на желание собственника снести здание, для него начинали действовать требования ч. 4 ст. 36 № 73-ФЗ.

Олег Букин добавляет, что ответ на вопрос, есть ли на территории объекты, обладающие признаками ОКН, могла дать историко-культурная экспертиза участка, подлежащего воздействию работ, согласно ст. 30 ФЗ-73. Если бы ее провели по закону своевременно, объект на Нагорной, 12 уже мог быть выявленным ОКН.

При серьезном объеме правовых норм, которые должны обеспечивать защиту зданий на Нагорной, 12, эти объекты все-таки почти снесли. Экскаваторы в пятницу и выходные дни ломали здание «набегами» – уничтожали кусок и отходили в сторону – под нажимом полиции, которую вызывали общественники, и даже, как говорят, прокуратуры. Позже часть здания обрушилась сама.

Фото: Олег Букин

Куда смотрит государство?

По данным rusprofile.ru, учредителем АО «Прогресс» является Росимущество. Гендиректор Тарас Табаков также является учредителем ООО «Управляющая Компания «Тихвин», ООО «Технология Парковки» и ООО «Радуга Лэнд».

Уже к вечеру 16 января среди общественников и журналистов сформировалось мнение, что госорганы не будут активно содействовать предотвращению сноса. Эта логика строилась на том, что решение о демонтаже приняло Общество, учрежденное Росимуществом. Можно сказать, что государство свои приоритеты в хозяйственной деятельности и свое отношение к конструктивизму в Екатеринбурге частично обозначило уже давно. Также СМИ обсуждали возможную недавнюю приватизацию Общества путем покупки его акций структурами, связанными с застройщиком «Форум-групп».

Только кадастровая стоимость участка 66:41:0000000:111798, по данным Росреестра, 57 млн 943 тыс. руб. Выгоды связанных с темой этого демонтажа госслужащих могут быть существенными. В такой ситуации для них заявления общественников о защите объекта с признаками ОКН и призывы соблюдать действующее законодательство – как для слона дробинки.

В крайнем случае, заказчик демонтажа может ответить по КоАП РФ и заплатить штраф. Такое в Екатеринбурге случалось, но суммы штрафов, судя по всему, не сильно критичны. Также за незаконный снос могут возбудить дело по ч. 1. ст. 243 УК РФ, но представить такое развитие событий сложно.

Странная позиция органа охраны

16 января «МК-Урал» получил комментарии свердловского Управления государственной охраны ОКН. Здесь мы столкнулись с интересной трактовкой законов и скепсисом в отношении общественных защитников.

Начальник отдела правовой и организационной работы Управления Евгения Игнатова сообщила, что заявление Букина зарегистрировано 16 января, и отметила, что действенных механизмов защиты от демонтажа нет, так как Управление не может даже послать уведомление о необходимости обеспечить сохранность здания.

«Это будет превышением наших полномочий. Чем карается превышение, вы прекрасно знаете, да?» – заявила Евгения Игнатова. И отрезала: «Мы работаем только с ОКН, включенными в реестр, и с выявленными ОКН. Все остальное для нас – превышение полномочий. Объект с Нагорной, 12 не относится ни к той, ни к другой категории». Напомним при этом, что объекты с признаками ОКН также защищены законом и являются предметом надзора госоргана охраны, согласно № 73-ФЗ.

В ходе продолжительной беседы представитель госоргана сделала ряд неоднозначных заявлений. В частности, несколько раз обозначила, что цель 90-дневного изучения фигурирующего в заявлении объекта – установить, обладает он признаками ОКН или нет.

«У нас есть 90 рабочих дней, чтобы провести полное обследование и подтвердить: «Да, объект обладает признаками объекта культурного наследия». Либо нет, он не обладает признаками ОКН», – заявила Игнатова.

По факту в законе указано иное: «работа по установлению историко-культурной ценности объекта», а не «признаков». Разница здесь принципиальна, как между понятиями «подозреваемый» и «обвиняемый» в уголовном праве.

Далее представитель госоргана заявила: «То, что он (объект. – Прим.) обладает признаками ОКН, устанавливают экспертные организации, не мы с вами». Говоря об Олеге Букине, она допустила сомнения в его компетентности: «Кто установил, что оно обладает признаками ОКН? Есть экспертные организации, специалисты лицензированные, которые могут установить, обладает объект признаками ОКН или не обладает».

Одним из наиболее экстравагантных изречений начальника отдела правовой и организационной работы Управления можно считать такие слова: «Олег Николаевич считает, что объект обладает признаками, а Иван Иванович считает, что нет. Кто прав? Это земельный участок Иванова Ивана Ивановича, а не Букина Олега Николаевича».

Здесь вновь приходится напомнить о № 73-ФЗ, по которому объект с признаками ОКН может быть обнаружен физлицом, а уж профильным экспертом, главой общественной организации – тем более. Олег Букин – не просто руководитель общественной организации «Уральский хронотоп», но и эксперт, которому Управление, где работает госпожа Игнатова, уже заказывало экспертную оценку объекта с признаками ОКН. И повторим, что собственник участка, тот самый Иван Иванович, при обнаружении объекта и получении уведомления об этом обязан приостановить работу. Таков закон.

На вопрос «МК-Урал» о том, какой смысл в 90-дневных экспертизах за счет бюджета, если за эти дни лишенный защиты объект снесут, представитель госоргана по охране памятников заметила: «Мы все иногда делаем бесполезную работу, что теперь?»

Здесь сложно что-то возразить. Пользы от деятельности Управления государственной охраны объектов культурного наследия в части защиты екатеринбургских памятников и объектов с признаками ОКН действительно не так много, как хотелось бы горожанам. Польза от деятельности общественных защитников ценной городской архитектуры действительно есть. Но в условиях, когда госорганы не проявляют активности в сохранении городской и региональной культуры, работа общественников затруднена.


|