Курица, несущая золотые яйца, при смерти: птицефабрика «Рефтинская» находится на грани финансового краха

17 мая 2017 в 05:19, просмотров: 1210

В марте 2017 года стало известно о возбуждении уголовного дела о небывало высоких премиях, которые получало руководство одного из ФГУП. Информация о том, что глава предприятия получал премии в десятки миллионов рублей, вызвала справедливое возмущение граждан, у которых давно накопились вопросы к качеству предоставляемых услуг. Возмутил россиян и тот факт, что начальник имел баснословные премии при общей убыточности предприятий. К сожалению, данные факты не являются чем-то исключительным и подобные поощрения практикуются в том числе и на государственных предприятиях Свердловской области.

Курица, несущая золотые яйца, при смерти: птицефабрика «Рефтинская» находится на грани финансового краха

Наше издание неоднократно и подробно описывало ситуацию на птицефабрике «Рефтинская»: предприятие, некогда являвшееся флагманом уральского агропромышленного комплекса, превратилось в обузу для областного бюджета. Недавно редакции стало известно, что генеральный директор предприятия Николай Топорков, добровольно ушедший в отставку в конце апреля, вплоть до своего увольнения ежеквартально получал премию за прибыльность. Формально к данному основанию не придраться: птицефабрика действительно закрывает каждый год с положительным балансом. Только вот уже несколько лет чистая прибыль оказывается значительно ниже субсидий, которые выделяются предприятию из областного бюджета, а долги перед банками и контрагентами растут.

На днях стало известно, что врио генерального директора «Рефтинской» Олег Попов и коммерческий директор Алексей Топорков (сын Николая Топоркова) были вызваны в Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Свердловской области. По какому поводу и в каком качестве они вызывались, неизвестно: в свердловском главке от комментариев пока воздерживаются.

Вместо доходов убытки

В ходе длительной переписки редакции с МУГИСО и региональным Министерством АПК и продовольствия нам удалось получить данные о прибыли открытого акционерного общества «Птицефабрика «Рефтинская» и о субсидиях, выделяемых предприятию, единственным акционером которого является Свердловская область.

Первым полноценным годом для Рефтинской птицефабрики как для открытого акционерного общества (до этого она была унитарным предприятием) стал 2012-й. За этот год чистая прибыль предприятия составила 181 млн руб­лей. При этом из областного бюджета предприятию было предоставлено 66 млн рублей. То есть экономическая отдача составила 115 млн.

В конце 2012 года прошла смена руководства. Место гендиректора вновь занял Николай Топорков, который в 2010 году был со скандалом уволен с птицефабрики после аудиторской проверки. О том, насколько «удачным» оказалось его возвращение, говорят финансовые показатели. По итогам 2013 года чистая прибыль составила 40 млн рублей. Само по себе сокращение данного показателя более чем в четыре раза настораживает. Но еще большее недоумение вызывает тот факт, что из областного бюджета в тот год было субсидировано 211 млн рублей. То есть фактически предприятие сработало в 170-миллионный убыток.

В последующие годы ситуация по соотношению прибыли и субсидий не изменилась. 2014 год предприятие закрыло с прибылью 45 млн рублей, получив из областной казны 213 млн рублей. В 2015 году при чистой прибыли 69 млн рублей господдержка составила 154 млн руб­лей. Наконец, в минувшем году предприятие и вовсе заработало 9 миллионов, получив из областной казны 74 млн рублей.

При помощи простых арифметических действий мы получаем, что за четыре года чистая прибыль сократилась в двадцать раз. Областной же казне, а значит и налогоплательщикам, содержание некогда доходного актива обошлось в 504 млн рублей.

Неликвидные активы

Падением чистой прибыли отрицательные финансовые показатели «Рефтинской» за время второго «правления» Топоркова не ограничиваются. В частности, происходит что-то непонятное с выручкой от основной деятельности, продажи мяса птицы. Согласно опубликованной бухгалтерской отчетности, подтвержденной аудиторской организацией ЗАО «Ассоциация «Налоги России», в первый год после прихода Николая Топоркова (2013 год) объем производства мяса вырос на 10%, в то время как выручка осталась на уровне 2012 года. При этом в последующие годы рост производства сопровождался ростом выручки: в 2014 году при увеличении объемов производства на 32% выручка выросла на 37%, а в 2015 году производство выросло на 7%, а выручка – на 14%. Получается, что в 2013 году выручка должна была быть выше на 15% (на 570 млн руб­лей), однако этих денег нет в отчетности. Зато вместо них в 2013 году предприятие взяло дополнительные кредиты на сумму 757 миллионов рублей.

Рост закредитованности предприятия стал еще одним результатам работы Николая Топоркова. Если в 2012 году у птицефабрики было собственных оборотных средств 1,3 млрд рублей, а краткосрочных долгов – 624 млн, то по итогам 2016 года при почти том же объеме оборотных средств у птицефабрики накопились краткосрочные долговые обязательства на 1,6 млрд рублей. По состоянию на 1 января 2017 года предприятие должно банкам более миллиарда рублей, а подрядчикам и поставщикам – еще порядка 600 млн.

Предложения по приватизации птицефабрики традиционно вызывают возмущение у многих представителей депутатского корпуса. В недавнем интервью СМИ депутат Заксобрания Вячеслав Вегнер заявил, что «продавать курицу, несущую золотые яйца, за 700 млн рублей при оценочной стоимости порядка 2-3 млрд рублей никто не собирается». Действительно, основные средства фабрики оцениваются в 2,5 млрд рублей, однако цеха и оборудование можно отнести к неликвидным активам. В случае банкротства расположенные вдали от Екатеринбурга помещения вряд ли кого-то заинтересуют, а оборудование после демонтажа, скорее всего, будет продано по цене металлолома.

Какие последствия будет иметь финансовый крах птицефабрики, представить нетрудно. В настоящее время на ней трудятся 2,5 тысячи человек, проживающих преимущественно в Рефтинском и Асбесте. Закрытие предприятия, по сути, будет означать социальный взрыв в обоих муниципалитетах, а также невосполнимый ущерб бюджету Рефтинского.

Одни могут, другие не хотят?

Возможно, что определенную долю в падение прибыли внесло увеличение расходов. Безусловно, ежегодно дорожают корма и горюче-смазочные материалы, да и в целом экономический кризис негативно сказывается на всех сферах, и АПК тут не исключение. Однако почему-то другие предприятия, в том числе и в соседней Челябинской области, даже в условиях экономического кризиса умудряются работать в плюс.

Ярким примером может служить ООО «Равис – птицефабрика Сосновская», зарегистрированное в поселке Рощино Челябинской области. В 2015 году, по данным Минсельхоза Челябинской области, предприятие получило государственную поддержку на 232 млн рублей. При этом чистая прибыль превысила миллиард.

Разница в финансовых показателях, которые демонстрируют схожие предприятия, – колоссальна. Причем объемы производства на них сопоставимы. В Рощино в 2015 году было произведено 85 тысяч тонн продукции в живом весе, в то время как в Рефтинском – 70 тысяч тонн. Получается, что для одного предприятия выращивание кур выгодно, а для другого – убыточно.

Возможно, что руководство Рефтинской птицефабрики попросту не стремится к повышению доходности. Несмотря на смену организационной формы с ГУП на ОАО, предприятие по-прежнему остается государственным, и радеть за государственный карман руководство общества, судя по всему, не спешит. Впрочем, отсутствие мотивации у менеджмента «Рефтинской», как минимум, настораживает. Как уже упоминалось выше, премию раз в квартал Николай Топорков регулярно начислял себе даже при фактической работе в убыток. Как мы предполагаем формально и де-юре, основания для премирования имелись, но вот де-факто это не может не вызывать вопросов.

Провал программы развития

Несмотря на стабильное получение средств из областного бюджета, «Рефтинская» не только не может оздоровить свое финансовое состояние, но и фактически проваливает программу развития производства, принятую в 2012 году. В январе 2016 года производство мяса бройлера планировалось нарастить в два раза, до 80 тысяч тонн в год. Способствовать росту производства должно было в том числе и открытие обновленных корпусов, состоявшееся в том же году.

Программа развития в свое время получила одобрение Правительства Свердловской области. Более того, в 2013 году Николай Топорков подтвердил, что прописанные в программе показатели реальны. Также он заявил, что «Рефтинская» не только увеличит производство почти в два раза, но и добьется к январю 2016 года показателей чистой прибыли до 746 млн рублей в год. В итоге, как уже говорилось выше, вместо 746 млн рублей получилось чуть более 9 млн, а общий объем продукции вырос, но только до 70,5 тысячи тонн. При этом если за 2013 год прирост производства продукции составил почти пять тысяч тонн, то за 2016-й – только 111 тонн. Учитывая сложившуюся динамику, веры в то, что хотя бы в ближайшие два года удастся ликвидировать отставание в 9,5 тысячи тонн, не остается.

Фиктивные перестановки

Программа развития также включала изменение структуры производимой продукции. Доля продуктов глубокой переработки к 2016 году должна была вырасти до 70%. Тем не менее, на сегодняшний день фабрика по-прежнему делает ставку на тушки, фарш и пельмени, то есть на продукцию, производство которой заведомо менее рентабельно.

Сегодняшняя позиция руководства МУГИСО внушает определенные надежды на то, что областные власти более не будут бесконтрольно вливать сотни миллионов рублей в убыточное предприятие.

В министерстве нам сообщили, что на заседании Межведомственной комиссии по эффективности управления государственной собственностью Свердловской области была рассмотрена текущая ситуация на Рефтинской птицефабрике и в том числе был рассмотрен план мероприятий по восстановлению ее финансово-хозяйственной стабильности. Однако в очередной раз убедить областные власти просто выделить деньги на спасение предприятия Топоркову не удалось. Комиссия во главе с и.о. министра Сергеем Зыряновым указала гендиректору предприятия на то, что антикризисный план «сырой».

Дорабатывать документ Николай Топорков не стал и в апреле добровольно попросил об увольнении. Областные власти приняли отставку и назначили временно исполняющим обязанности гендиректора Олега Попова. По нашей информации, данные перестановки носят фиктивный характер. Как сообщил один из бывших работников предприятия, Олег Попов по своим личностным качествам неспособен к управленческой деятельности и полностью подконтролен своему бывшему шефу. Поэтому его текущая деятельность, видимо, будет направлена скорее на нивелирование разного рода решений прежнего руководителя, чем на спасение всего предприятия в целом. Как следствие, состав топ-менеджмента предприятия остался неизменным. Свой пост в том числе сохранил и коммерческий директор, а по совместительству сын уже бывшего гендиректора, Алексей Топорков.

Несмотря на то, что мы начали наш материал со сравнения птицефабрики «Рефтинская» с другим предприятием, следует отметить, что одно значительное различие между ними все-таки есть. Деятельность федерального ГУП имеет, прежде всего, социальную функцию и не направлена на зарабатывание денег, потому и является государственным унитарным предприятием. Предприятие же АПК, помимо обеспечения продовольственной безопасности, может и должно приносить прибыль. Причем эта прибыль должна покрывать и расходы бюджета Свердловской области, выделенные на предприятие, на 100% принадлежащее региону. То, что это возможно, видно из финансовых показателей прошлых лет и на примере других предприятий.

Отрадно отметить конструктивную и взвешенную позицию МУГИСО в отношении происходящего на птицефабрике и остается надеяться, что областные власти пойдут на полноценные кадровые перестановки, не ограничиваясь демонстративным увольнением гендиректора при сохранении остального топ-менеджмента, а правоохранительные органы дадут действиям руководства должную правовую оценку.



    Партнеры