Дефект медпомощи: из окна свердловской больницы выпал пациент

Наличие или отсутствие признаков состава преступления в действиях врачей определит Следственный комитет

12.02.2018 в 08:56, просмотров: 3425

Невнимательное отношение к пациентам в СОКБ № 1 стало причиной тяжелых травм 82-летнего мужчины. Асхат Исламов поступил в больницу для проведения операции на глазах, а выписался с несколькими переломами, инсультом и продолжающимися проблемами со зрением. Росздравнадзор озабочен новостью из Екатеринбурга, Следственный комитет проводит проверку, страхователи обнаружили дефекты в работе клиники. Только чиновники областного Минздрава, на удивление, спокойны.

Дефект медпомощи: из окна свердловской больницы выпал пациент

13 ноября 2017 года Асхат Исламович поступил в офтальмологическое отделение Свердловской областной клинической больницы № 1 (ГБУЗ СО «СОКБ» № 1») с диагнозом «осложненная катаракта правого глаза». Планировалось проведение платной операции на правом глазу (возможность бесплатной операции в клинике по какой-то причине не предоставили).

Как рассказала «МК-Урал» Алсу Бадретдинова, дочь Асхата Исламова, после длительного оформления документов ее отца определили в палату офтальмологического отделения. Около 12:00, решив все вопросы с документами, родственники больного покинули клинику. В 14:20 Алсу Асхатовне позвонили и сообщили, что у отца, возможно, произошел инсульт: больной был найден сидящим на полу, на вопросы отвечал неадекватно.

Несмотря на тревожные симптомы, меры по обследованию Исламова длительное время не предпринимались. Только в 16:10 его с предварительным диагнозом ОНМК (острое нарушение мозгового кровообращения) перевели в палату интенсивной терапии неврологического отделения, а врач прибыл к больному около 16:40. Далее была проведена компьютерная томограмма головного мозга, не показавшая отклонений. В ответ на вопрос о возможности сделать МРТ, которая более точно определяет наличие инсульта, сотрудники клиники сказали, что такое исследование возможно только через два дня. Около 17:30 дочь больного вновь покинула клинику, перед уходом попросив персонал внимательнее наблюдать за отцом по причине его слабого зрения (один глаз не видит совсем, на другом – катаракта) и дезориентации из-за ОНМК.

«Вышел из окна»

Утром следующего дня Алсу Бадретдиновой по телефону сообщили, что ее отец выпал из окна. «Захотел домой и покинуть больницу через окно – это его решение», – приводит слова медиков Алсу Бадретдинова в своем заявлении в страховую компанию ОАО «Астрамед-МС».

В результате падения Асхат Исламов получил тупую травму грудной клетки, перелом ребра с повреждением легкого, перелом плеча, локтя, лучевой кости правой руки, перелом правых поперечных отростков четвертого и пятого поясничных позвонков.

Описывая этот инцидент в беседе с дочерью пострадавшего, сотрудники клиники особой человечности не проявили. «В своем кабинете зав. неврологическим отделением довел до меня информацию о полученных травмах отца и сказал, что выйти в окно – это решение моего папы (Исламова А.И.), что в больнице все вольны приходить и уходить, у нас не психбольница, где все закрывается. Фраза «Это его решение» звучит как насмешка над родственниками и над больным человеком».

Что же произошло вечером 13 ноября? Асхат Исламович действительно захотел домой, принял расположенное рядом с кроватью окно за дверь в коридор клиники и шагнул в окно, как в дверь. Алсу Бадретдинова уверена, что несчастный случай стал результатом непрофессиональных действий врачей. «Я считаю, что произойти все это могло в результате бездушия и халатности медицинского персонала: мой отец Исламов А.И. едва не погиб, получил переломы, ушибы и находится в реанимации, хотя пришел в больницу и в отделение на своих ногах».

Как рассказала «МК-Урал» дочь пострадавшего, в палате интенсивной терапии Асхата Исламова положили на кровать, матрас которой был практически на уровне подоконника. Сама же кровать, вопреки действующим правилам, была придвинута к окну практически вплотную. Таким образом, створка окна находилась буквально в шаговой доступности: больному достаточно встать на кровати и шагнуть на подоконник.

В ситуации, когда больной почти лишен зрения, только что перенес ОНМК, дезориентирован в пространстве, не осознает, где находится и т.п., оставлять его одного (два других пациента в палате были в коме) на такой опасной кровати – серьезная ошибка, которая могла привести к летальному исходу.

Более того, находясь в клинике, Алсу Бадретдинова специально обращала внимание врача на тот факт, что отец почти не видит и дезориентирован. Когда она покидала медучреждение, отец был оставлен на попечение дежурного врача и медсестры. Но, судя по всему, у них в тот вечер нашлись более важные дела.

Избавиться от пациента и уйти в отпуск

После падения из окна пострадавшему провели операции. Лечение в СОКБ № 1 продолжилось две недели, и уже 1 декабря Исламов был выписан из больницы. Его дочь считает, что выписка произошла преждевременно. Также у семьи пострадавшего есть серьезные претензии по качеству организации реабилитации больного. Об этом Алсу Бадретдинова в начале декабря 2017 года сообщила в заявлениях в прокуратуру Свердловской области и в страховую компанию «Астрамед-МС».

Выписка из ОКБ № 1 проходила со скандалом. Еще за два дня до выписки дочь больного обратила внимание сотрудников и руководства больницы на неудовлетворительное, по ее мнению, состояние отца. Больной был подключен к капельницам, у него в горле стояла трахеостома, держалась довольно высокая температура (+37,5 градуса). Однако эти факты не помешали руководству клиники принять решение о выписке с 1 декабря и направить больного на реабилитацию в Клинический институт мозга (КИМ), расположенный в городе Березовском.

Интересно, что сразу после выписки неудобного пациента ключевые сотрудники клиники ушли в отпуск. Очень грамотное решение, ведь именно в эти дни дочь пострадавшего писала жалобы во все инстанции и требовала провести в медучреждении проверки.

В заявлении в «Астрамед-МС» Алсу Бадретдинова описала состояние своего отца в день выписки, а также подчеркнула, что по закону «долечиванию (реабилитации) подлежат больные после ОНМК, способные к самостоятельному передвижению, самообслуживанию, с уровнем физических, умственных и психических способностей, соответствующим положительным прогнозам восстановления».

О каком соблюдении требований законодательства со стороны областных врачей может идти речь, если больной, по данным его дочери, в момент направления «не понимал вопросов принимающих врачей, не отвечал на них, находился в лежачем состоянии», а положительная динамика в его состоянии начала наблюдаться только на пятый день нахождения в КИМ?

Минздрав не заметил дефекты медпомощи

В результате обращения к страховщикам Алсу Бадретдиновой удалось организовать для своего отца повторный курс реабилитации в КИМ. Также 22 января 2018 года в ответе на ее жалобу председатель правления компании «Астрамед-МС» сообщила, что страховая компания провела экспертизу качества медицинской помощи в СОКБ № 1. Экспертизу проводили врач-эксперт, невролог и нейрохирург высшей категории. Также в клинике была проведена служебная проверка.

В результате служебной проверки было принято решение о вынесении медицинским работникам дисциплинарных взысканий и изменении размера стимулирующих выплат. Также с персоналом были проведены беседы на тему медицинской этики и деонтологии. Администрация клиники усилила контроль над ведением пациентов в отделении неврологии, также приняты меры по оборудованию палат отделения дополнительной оконной фурнитурой.

Также в результате экспертизы в СОКБ № 1 выявлены дефекты оказания медицинской помощи, «создавшие риск прогрессирования имеющегося заболевания и возникновения нового заболевания».

В начале декабря Алсу Бадретдинова обратилась с жалобой на действия сотрудников и руководства СОКБ № 1 в Минздрав России. Из федерального министерства ее жалобу направили в Федеральную службу по надзору в сфере здравоохранения. В свою очередь, Росздравнадзор взял инцидент с Исламовым под свой контроль и 8 декабря 2017 года направил в СОКБ № 1 письмо с требованием провести проверку, принять меры и отчитаться.

Интересно, что свердловский Минздрав 6 декабря, еще до получения требований Росздравнадзора, уже высказался по ситуации в СОКБ № 1, поспешив снять ответственность с сотрудников больницы. В письме на имя Алсу Бадретдиновой областные чиновники отказались обсуждать подробности инцидента в клинике и действия персонала, сославшись на врачебную тайну. Также свердловский Минздрав заявил, что «случай оказания медицинской помощи Исламову А.И.» министерством проконтролирован и… внимание!

«По результатам установлено, что медицинская помощь Исламову А.И. в ГБУЗ СО «СОКБ № 1» оказана в соответствии с медицинскими показаниями», – говорится в письме областного Минздрава. В процессе оказания (или неоказания) медицинской помощи больной чуть не погиб и получил тяжелые травмы. Однако этот факт представителей руководства Свердловской области, похоже, не сильно тревожил. По крайней мере, такой была позиция регионального Минздрава в начале декабря, когда чиновники и врачи еще могли надеяться, что это дело удастся замять.

Интересно, что даже после получения писем из Росздравнадзора, а также из прокуратуры Верх-Исетского района с просьбой разобраться в ситуации в СОКБ № 1 от областного Минздрава в адрес родственников пострадавшего не поступило ни одного письма.

Неудобный больной

Главный врач СОКБ № 1 Феликс Бадаев (в настоящее время он уже не занимает этот пост) с родственниками пострадавшего так и не встретился, извинений не принес. Все попытки поговорить с ним оканчивались ничем. Родственникам пострадавшего только предложили записаться к главврачу на прием на общих основаниях и ждать. «Это было похоже на намеренное унижение», – вспоминает Алсу Бадретдинова.

С дочерью Асхата Исламова периодически общалась заместитель главврача Наталья Климушева. Однако ключевые вопросы, касающиеся будущего лечения Исламова, она без консультаций с шефом решить не могла. Так было, когда в КИМ Березовского семье пострадавшего заявили, что не видят показаний против проведения операции по удалению катаракты после прохождения больным реабилитации. Не видела особых проблем и Наталья Климушева. Однако после того как информация о желании семьи Исламова все-таки провести операцию на глазах в ОКБ № 1 дошла до Феликса Бадаева, родственникам больного сообщили, что операция возможна только через полгода.
 

За дело взялись силовики

21 декабря 2017 года Алсу Бадретдинова получила письмо из прокуратуры Верх-Исетского района Екатеринбурга. В этом документе сообщалось, что по факту падения Асхата Исламова ОП № 8 УМВД России по Екатеринбургу 13 ноября зарегистрировал сообщение о происшествии, провел проверку и 15 ноября принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

По данным прокуратуры, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было признано незаконным и отменено заместителем прокурора района. Были даны указания о проведении проверочных мероприятий. Кроме того, копия обращения Алсу Бадретдиновой была направлена в следственный отдел по Верх-Исетскому району Екатеринбурга СУ СКР по Свердловской области для организации проверки наличия или отсутствия в действиях медицинского персонала должностного преступления.




Партнеры