«Каждый имеет право на своего Пушкина»

Сергей Безруков отметил день рождения великого поэта в Екатеринбурге

18.06.2014 в 14:45, просмотров: 1567

В дни празднования 215-летия Александра Сергеевича Пушкина в Екатеринбург со спектаклем, посвященным жизни и творчеству великого русского поэта, приехал народный артист РФ Сергей Безруков. О том, как открыть для себя заново живого классика и зачем в спектакле использовать кино, актер рассказал ведущей программы ОТВ Ксении Телешовой. 

«Каждый имеет право на своего Пушкина»

– Сергей Витальевич, ваш Пушкин – особенный, не хрестоматийный: он живой, он любит, он горит, он великолепно танцует. Как шла работа над созданием образа?

– Пьесу «И жизнь, и слезы, и любовь» мой отец написал уже около 14 лет назад, и впервые она была поставлена в Ермоловском театре. Там же в 1995 году я вышел на сцену в образе Сергея Александровича Есенина. Это был первый масштабный театральный проект в моей жизни. Есенина я играл восемь лет подряд.

Потом, через какое-то время, отец написал эту пьесу. Писал он ее, понятно, для меня, поскольку он знает меня с детства, и мои актерские возможности он чувствует как никто другой. Отец – мой первый и главный учитель (вторым я считаю Олега Павловича Табакова). Он изучил огромное количество материала, прочел практически всех пушкиноведов. Материалом для пьесы послужило огромное количество документальных свидетельств. Язык, который присутствует в переписках Александра Сергеевича, – это живой пушкинский язык, поэтому отец использовал все, что давало возможность сделать Пушкина живым.

Понятно, что за 4,5 часа рассказать о жизни Пушкина невозможно – его нужно изучать, им нужно жить. Тем не менее, в пьесе мастерски создана та самая жизнь, которая необходима для того, чтобы он воспринимался живым человеком, а не хрестоматийным поэтом, которого мы за годы обучения привыкли воспринимать даже не как Пушкина, а как определенные его произведения из школьной программы. Такое сравнение не всегда бывает удачным.

– Как вы относитесь к тому, что часть зрителей не готова посвятить четыре часа погружению в русскую классику? Некоторые ведь считают: нет, Пушкин все-таки такой, как в учебнике по литературе за пятый класс.

– Я вообще считаю, что каждый человек имеет право на свое собственное мнение, поэтому здесь нельзя говорить о том, что вы должны смотреть этот спектакль и вот именно так его воспринимать. У каждого есть свое видение, поэтому просто приходите и посмотрите. То, что эти 4,5 часа пролетают как миг, отмечают все зрители, которые приходят на спектакль.

Что касается восприятия Пушкина – я просто сделал новую версию той пьесы, что шла в Ермоловском театре. Могу сказать абсолютно твердо, не кокетничая: она действительно идет с большим успехом. Став режиссером этой версии, я создал киноспектакль: некоторые сцены мне захотелось снять на пленку и таким образом получить сочетание кино и театра.

– Что дает такое сочетание?

– Мне очень важно было достичь той самой атмосферы, что дает кино – это в первую очередь ощущение подлинности происходящего. Мы переносимся в те времена и как бы подглядываем. В театре все равно есть некая условность – мы ощущаем, что сидим в зале и наблюдаем за происходящим на сцене.

Кино же дает ощущение времени. Взять, скажем, сцену с Геккереном и Дантесом, где потрясающе сыграл Витя Вержбицкий. Актера нет живьем на сцене, но он есть на экране. Это абсолютно живое восприятие происходящего, когда маленький Пушкин стоит на огромной сцене, а большой Геккерен – на экране. Они встречаются глазами, и Геккерен в панике закрывает двери, испугавшись темперамента человека чести, человека великого достоинства.

Благодаря сочетанию кино и театра у зрителя меняется восприятие, и он даже 4,5 часа принимает легче, потому что меняется энергия. Скажем, Пушкин появляется на авансцене с фонарем, потом выбегает в двери и тут же появляется на экране – а там идет настоящая метель. Если это обыгрывать на сцене, мы сможем только представить, что это зима. Когда же герой появляется на экране, мы видим настоящую зиму, настоящий пар изо рта, понимаем, что там действительно реально холодно, что все это по-настоящему. Это ощущение реальности и правды я хотел создать в спектакле. Мне кажется, у нас получилось.

– «Пушкин» – дорогой для вас проект. С каким настроением вы и ваша труппа приезжаете в Екатеринбург?

– Я часто приезжаю в Екатеринбург. Здесь очень театральный зритель, и его еще нужно завоевать – у вас есть своя серьезная театральная школа с замечательными драматургами и режиссерами. Артистов из Москвы и других городов здесь оценивают с точки зрения того, насколько они отвечают высокому театральному вкусу.

Впервые в Екатеринбург я приехал в 1993 году с «Табакеркой». Это были первые гастроли в моей жизни, я только-только поступил на четвертый курс школы-студии МХАТ, но уже был задействован в спектаклях. Кажется, мы приехали на два месяца, и жил я в гостинице «Свердловск» напротив вокзала. Екатеринбург для меня – место родное и близкое, тем более что мой отец здесь когда-то начинал. Именно в Свердловске он впервые встретился с театром.

– Для чего создавался спектакль «Пушкин»?

– Очень важно, чтобы мы по-новому воспринимали для себя Пушкина, чтобы мы читали его. То, как я исполняю роль Пушкина, какой это спектакль, – это уже дело десятое. Самое главное, что после спектакля зрители берут в руки книги. Это проверено многократно, причем каждый зритель, от мала до велика, говорит, что ему хочется самому взять и перечитать живого классика. Это самое важное. Читайте Пушкина!

Полную версию материала читайте на: http://www.obltv.ru 


|