«Кидала» с депутатским мандатом. Как Геннадий Ушаков обманывал кредиторов и государство

03.09.2015 в 14:26, просмотров: 5937

Скандал вокруг депутата Свердловского Законодательного собрания Геннадия Ушакова только начинает разгораться. Помимо увода денег с УВЗ и махинаций с недвижимостью «всплыли» свежие факты о том, как он ловко уходил от многомиллионных долгов. Почти за 10 лет народный избранник сумел «кинуть» практически всех: и госкорпорации, и банки, и партнеров, и государство. «МК-Урал» продолжает разбираться в громком деле Ушакова, рассказывая о самых вопиющих эпизодах его коммерческого прошлого и настоящего.

«Кидала» с депутатским мандатом. Как Геннадий Ушаков обманывал кредиторов и государство
Нечистые делишки уже приводили к физической расправе над депутатом-справедливороссом Геннадием Ушаковым. Репутация у этого народного избранника не самая чистая

Как бы мировое соглашение

Эта история берет свое начало в 2006 году, когда компания Геннадия Ушакова и его партнера Алексея Тимощука «СтройДорМаш» («СДМ») заключила дилерский договор (№31 сб/791) с Уралвагонзаводом. «МК-Урал» уже писал, что это предприятие было зарегистрировано после аферы с ремонтом крыш на УВЗ, благодаря которой Ушаков и его подельники обогатились на 500 млн рублей. Какая-то часть этих денег вошла в оборотные средства «СДМ», потраченные на покупку первой партии спецтехники на том же УВЗ. Согласно договору «СтройДорМаш» покупал у оборонного завода погрузчики, экскаваторы, тракторы, а также комплектующие к этой технике.

Бизнес пошел в гору, так как цены на продукцию УВЗ были заметно ниже среднерыночных. Объемы поставок постепенно росли (около 1 млрд к 2007 году), как и кредитный портфель компании. Но все поменялось в предкризисный 2007-й, когда крупные строительные компании стали сокращать инвестиционные программы и другие издержки.

–  Грубо говоря, до этого какая-нибудь строительно-дорожная компания могла бросить спецтехнику где-нибудь на севере области и спокойно купить новую, чтобы побыстрее начать заказ в Екатеринбурге. Это было экономически обоснованно! В 2007 году стало понятно, что намного выгоднее ремонтировать, чем покупать, – говорит источник, знакомый с ситуацией.

Продажи «СДМ» упали, долги стали расти. В частности предприятие Ушакова задолжало УВЗ чуть больше 5 млн рублей. Эти деньги госкорпорация решила вернуть в суде (дело № А60-30777/07-С4), но после годовой тяжбы стороны пришли к мировому соглашению. В январе 2008-го УВЗ пошел навстречу «СДМ»: реструктуризировал долг, растянув срок его выплаты до конца 2009 года. Но через несколько месяцев Геннадий Ушаков заявил о банкротстве своей компании. В результате госкорпорация так и не вернула свои 5 миллионов.

Мировое соглашение имело очевидную выгоду для Геннадия Ушакова, говорят наблюдатели. Во-первых, таким образом «СтройДорМаш» фактически получил бесплатный кредит от госпредприятия. А во-вторых, Ушакову удалось потянуть время, ведь не понимать в 2007 году, что крах неотвратим, он, конечно, не мог.

«МК-Урал» уже писал, что банкротство «СтройДорМаш» длилось около трех лет. В общей сложности предприятие задолжало около 1 млрд рублей, но вернуть свои деньги в полном объеме не удалось ни одному кредитору. При этом у Ушакова была возможность рассчитаться с большинством заемщиков – в основном за счет парка спецтехники. Однако почти все активы компании были выведены через различные схемы. Мы подробнее остановились на этом эпизоде, чтобы выяснить, как именно депутату и его партнеру удалось «увести» миллиард и кто от этого пострадал.

Приключения китайцев в России

Начнем с того, что в числе обманутых кредиторов «СтройДорМаша» оказались две китайские компании – Sinotruk и Longgong. Геннадий Ушаков, будучи гендиректором компании, довольно успешно сотрудничал с партнерами из Поднебесной. Согласно документам, попавшим в распоряжение редакции, только в течение 2008 года «СДМ» заключил с Sinotruk и Longgong порядка десяти договоров на поставку спецтехники на несколько миллионов долларов.

Проблемы начались в конце 2008-го, когда компания Ушакова перестала перечислять оплату за поставленную продукцию. В результате общий долг перед иностранными партнерами достиг полмиллиарда рублей.

Конечно, в кризис банкротство и долги стали массовым явлением, особенно в промышленной Свердловской области. Но случай с «СДМ» все же особенный. Ведь будущий депутат пошел на прямой обман иностранных партнеров. Нам стало известно, что Ушаков в переговорах о задолженности предоставил компании Longgong фальшивую банковскую гарантию. «Липа» была изготовлена при участии управляющего УИК-Банка (в 2011 году лишился лицензии. – Прим. ред.). Когда же китайские бизнесмены обратились в банк, представители кредитного учреждения их фактически выпроводили вместе с подделкой.

Всего через несколько лет Геннадий Ушаков стал представителем власти Свердловской области, первоочередной задачей которой является привлечение инвестиций – иностранных в первую очередь. Но о каком инвестиционном фоне может идти речь, если его «улучшением» занимаются деятели, которые собственноручно его уничтожали.

Как ограбить банк

Второй основной группой кредиторов «СтройДорМаша» стали банки. В результате банкротства крупно пострадали пять банков: ВТБ, Банк ВЕФК, Банк ВЕФК-Урал, МДМ-Банк и Уралтрансбанк. Причем самый существенный ущерб понес государственный ВТБ – около 250 млн рублей. Согласно документам, в 2008 году было оформлено шесть кредитных договоров, поручителями по которым выступали лично Геннадий Ушаков и Алексей Тимощук. Однако продолжение истории развития отношений Ушакова с ВТБ говорит о том, что в ней не все так однозначно…

Дело в том, что испорченная кредитная история не помешала Ушакову получать многомиллионные займы в госбанке и в будущем. В последующих 2009-2010 годах ВТБ снова открыл кредитные линии для Геннадия Ушакова, а именно для подконтрольных ему компаний «Антарекс» и «Редом». Подозрительность сделок заметили, когда фирмы снова перестали платить по счетам (в 2012 году сумма долга «Редом» достигла 130 млн рублей), а в Екатеринбургском филиале Банка ВТБ сменился управляющий.

По словам нашего источника, в безнадежных долгах Ушакова мог быть заинтересован бывший замдиректора филиала Александр Шитин. Последний мог получать солидные откаты, утверждает источник. Кроме того, банкир, судя по всему, был инициатором схем по отмыванию кредитов, оформленных на фирмы-однодневки Ушакова. Об этом новому руководству екатеринбургского филиала ВТБ стало известно в 2012 году.

Из протокола встречи управляющего филиалом ОАО «Банк ВТБ» Андрея Волчика с представителем ЗАО «Редом» от 6 сентября 2012 года (копия документа находится в редакции «МК-Урал»):

«В августе 2010 года к директору ЗАО «Редом» обратилось руководство Екатеринбургского филиала Банка ВТБ в лице А. Шитина и М. Фролова с предложением оформить на ЗАО «Редом» кредит в размере 130 000 000 руб., после чего перечислить полученные по кредитному договору денежные средства в пользу организации, подконтрольной руководству Екатеринбургского филиала Банка ВТБ.

[… ] Руководство Екатеринбургского филиала Банка ВТБ обещало, что после того, как денежные средства поступят на счета их фирмы, они будут перечислены обратно на банковский счет организации, подконтрольной директору ЗАО «Редом», для погашения задолженности ЗАО «Редом» в Банке ВТБ.

При этом руководство Екатеринбургского филиала Банка ВТБ обещало решить вопрос о реструктуризации задолженности, имеющейся перед Банком ВТБ у ЗАО «Редом» и о выдаче новых кредитов для расширения деятельности компании.

[…] В течение одного операционного дня денежные средства в размере 130 000 000 рублей, полученные ЗАО «Редом» в качестве кредита, пройдя через банковские счета ООО «Торговый дом Галактика Строй» и ООО «Коллекторский центр «Зевс» (компании, подконтрольные Г. Ушакову и А. Тимощуку. – Прим. ред.), оказались в распоряжении ООО «УралПром», подконтрольного руководству Екатеринбургского филиала Банка ВТБ. Реквизиты этой компании были предоставлены по электронной почте, а распоряжение о перечислении поступило по телефону от А. Шитина».

Известно, что старое руководство Екатеринбургского филиала Банка ВТБ оставило после себя миллионные долги и открытое уголовное дело. Возможно, что совсем скоро оно пополнится новыми фигурантами.

Отметим, после 2010 года компании Ушакова активно кредитовались и в других коммерческих банках. Как уже писал «МК-Урал», к 2013 году основными кредиторами предприятий депутата стали банк «Кольцо Урала» (входит в «УГМК-Холдинг») и «Сберинвестбанк» (входит в AVS Group, в марте 2015-го отозвана лицензия). В основном деньги вкладывались в транзитные сделки с недвижимостью, но уже в течение двух лет этот бизнес испытывает трудности. Тем не менее, Геннадию Ушакову удалось договориться с уральскими банками, которые не закрыли кредитные линии.

По одной из версий, наладить контакт с «Кольцом Урала» Ушакову помог его коллега по Законодательному собранию Армен Карапетян, который, по словам источника, «хвастается, что с ноги заходит к [Андрею] Козицыну (гендиректору УГМК-Холдинг. – Прим. ред.) в кабинет». Карапетян, познакомившись с Ушаковым в Заксобрании, активно покупал у него дорожную спецтехнику для своих компаний. Когда же у Ушакова начались проблемы и он решил «кинуть» банк УГМК-Холдинга, Карапетян пообещал уладить этот вопрос. «За это он попросил несколько единиц спецтехники», – отмечает наш источник. По информации других источников, Армен Карапетян, приняв щедрый «подарок» от Геннадия Ушакова, даже не пытался решать его проблемы, так как не имеет с Козицыным настолько дружественных отношений.

Депутат, который не хочет платить налоги

В предыдущем материале мы писали, что после банкротства «СтройДорМаш» Геннадий Ушаков и Алексей Тимощук начали новый бизнес. Чтобы не отдавать старые долги, они разработали и реализовали схему по организации скрытого владения активами. Для этого в офшоре Ушаков зарегистрировал три компании: Amadeus, Stafanger и Tiara Invest Corporation. Они стали учредителями новых юридических лиц в Екатеринбурге (порядка 18), объединенных в холдинг. Эта компания официально не имела отношение к «старому» «СтройДорМашу», так как в учредительные документы были внесены изменения.

В этот холдинг в том числе входило ООО «Девелопмент-Холдинг» – компания, которая специализировалась на сделках с недвижимостью Ушакова и Тимощука. В 2011 году – буквально за два месяца до избрания Ушакова в Свердловское Заксобрание – налоговая служба заявила об банкротстве «Девелопмент-Холдинг», который задолжал государству порядка 14 млн рублей (дело №А60-40498/2011). В июне 2013 года процесс закончился мировым соглашением. Номинальное руководство холдинга пообещало заплатить налоги в ближайшее время.

Но, как и в случае с УВЗ, это мировое соглашение снова оказалось отвлекающим маневром. Геннадий Ушаков и его партнер решили действовать по старому проверенному сценарию: «обескровить» компанию с помощью схем по выводу активов, а после заявить о банкротстве. При этом если в предыдущем случае речь шла о бизнесмене, который «кинул» коммерческие компании, то здесь стоить говорить о депутате, который решил «кинуть» государство.

На момент мирового соглашения у «Девелопмент-Холдинга» была возможность погасить налоговый долг за счет продажи активов. Речь идет о трех офисных помещениях в Екатеринбурге (Юмашева, 13) – 159,2 кв. м, 264 кв. м и 204,7 кв. м. Однако Геннадий Ушаков поступил иначе: сразу после мирового соглашения он запустил схему по выводу этих активов, в которой было задействовано несколько заинтересованных лиц.

Меньше чем через неделю после мирового соглашения Ушаков и Тимощук продают недвижимость «Девелопмент-Холдинга» некоему ООО «Тренд», владельцами которого они же сами и являлись (через Amadeus и Stafanger). Сумма сделки по договору составила 17 млн рублей, однако на самом деле никаких денег на счет «Девелопмент-Холдинга» не поступало.

В июле того же года депутат запустил механизм «размытия» активов по разным юрлицам. Два объекта (159 кв. м и 264 кв. м) Ушаков фактически отдал за долги – предприятию «Инвестиционно-Строительная Компания». Для этого Геннадий Ушаков и Алексей Тимощук уговорили владельца компании произвести видимость легитимной сделки купли-продажи. В результате на счет ООО «Тренд» действительно поступило 28,9 млн рублей, но в тот же день под предлогом «левого» договора часть их перевели обратно, часть вернули выкупленными векселями «Сберинвестбанка». Таким образом Ушаков вернул долги и обезопасил себя от притязаний налоговой.

Третий актив Ушаков «отмыл» через известное по прошлому материалу ООО «Холдинг Актив» (50% – Stafanger, 50% – Amadeus) и ООО «Аметист», засветившееся в афере с муниципальной землей в Среднеуральске.

По фиктивным договорам купли-продажи помещение на Юмашева, 13 площадью 204,7 кв. м перешло сначала в «Холдинг-Актив», а после в «Аметист». После этого «Холдинг Актив» якобы покупает у «Аметиста» пятикомнатный пентхаус на Радищева. Эта «элитка» снова уходит за долги Ушакова и Тимощука перед неким С.Ю. Даниловым. По словам источника, близкого к окружению депутата, до этого Данилов через знакомого конкурсного управляющего организовал контролируемое банкротство компаний ООО «СДМ-Дорстрой» и ООО «СДМ-Эстейт», чем фактически спас Ушакова от «уголовки», так как он был непосредственным руководителем этих компаний. «Арбитражный управляющий просто «не заметил», что эти компании не заплатили НДФЛ и другие налоги», – объясняет источник.

По имеющейся у нас информации, Данилов «сопровождает» все банкротства Ушакова. «Схема очень простая: лояльный конкурсный управляющий организует контролируемые торги, на которых цены активов снижаются до минимума и продаются своим же компаниям. В результате все имущество за копейки снова возвращается к Ушакову», – рассказывает источник, знакомый с ситуацией. В частности он сообщил, что по такой схеме к депутату несколько раз возвращался офисник на Шевченко, 9, который отдавался в залог по ряду кредитных договоров.

Стоит отметить, в декабре свердловский арбитражный суд признал компанию банкротом по новому иску УФНС (сумма долга достигла 14 058 059 рублей). В настоящее время все вышеописанные сделки с имуществом находятся под угрозой аннуляции. Поэтому вариант, что Ушаков снова прибегнул к «услугам» Данилова, более чем вероятен, отмечают наблюдатели. В этом случае «свой» конкурсный управляющий закроет глаза на отчуждение имущества, уничтожив тем самым единственно возможный источник погашения налоговых долгов. К слову, по фактам уклонения от погашения кредиторской задолженности силами СУ СК по городу Екатеринбургу ведется проверка.

Эти эпизоды дела Геннадия Ушакова, а также другие, о которых речь еще впереди, весьма красноречиво характеризуют его и как бизнесмена, и как законодателя. Важно отметить, что все вышеперечисленные действия не могли быть выполнены без участия коррумпированных сотрудников правоохранительных органов. Хотелось бы верить, что депутат Ушаков с таким же рвением и изобретательностью работает не только над схемами по обману государства, но и над законопроектами, например, антикоррупционными. Хотя, если бы это было действительно так, круг пострадавших от его деятельности, вероятно, был бы гораздо меньше.