Молодежная субкультура «кикскутер» продолжается распространяться в Екатеринбурге

Молодые райдеры рассказывают, как из «любимого дела» сделать работу

Есть такие люди, для которых самокат – это нечто большее чем детское увлечение. Наш корреспондент взяла интервью у молодых райдеров из Екатеринбурга. Темур Тортладзе и Тимур Гусейнов представляют молодежную субкультуру «кикскутер». Чем же их так привлекает самокат и чем он для них является – в нашем материале.

Молодые райдеры рассказывают, как из «любимого дела» сделать работу
Контест – это соревнование по самокатному спорту, Фото из личного архива Тимура Гусейнова

Темур Тортладзе начал кататься в 2013 году. Сейчас состоит в команде «Kickmeat». В 2017 году он попал на Чемпионат России, а в 2018 году вместе с Тимуром Гусейновым снял любительский фильм про самокатинг «Urals Classic». Ребята не планируют останавливаться и сейчас снимают новый фильм «Мужчины не в плазе», который мы сможем увидеть уже совсем скоро.

– Как начать свой путь в дисциплине «кикскутер», если «новичкам» на спотах или в скейтпарках не всегда рады?

Тимур Гусейнов: «Начинать довольно легко. Сейчас самокаты в полной сборке и запчасти для него доступны, они продаются во всех специализированных магазинах, купить их может любой желающий. Однако сразу в скейтпарк ехать не стоит. Новички должны освоить «флэт», то есть, трюки на земле и правила поведения в скейтпарке, чтобы не мешать тем, кто уже катается неплохо».

– Распространен ли самокатинг в Екатеринбурге?  

Тимур Гусейнов: «Когда я начал кататься (2014 год), нас было совсем немного. Наше «коммьюнити» состояло из 20-30 человек максимум. «Самокатинг» только набирал популярность в Екатеринбурге. Сейчас же райдеров бессчетное количество и их становится все больше. Безусловно, я вижу эту прогрессию. Хочу отметить, что основная масса самокатеров – дети. Это связано с относительно простым обучением трюков в данном виде спорта, но зачастую они забывают про правила поведения в скейтпарке и мешают райдерам, поэтому их не особо любят на площадках. Но никто не запрещает пробовать что-то новое, мы, наоборот, поддерживаем и помогаем выучить тот или иной трюк, если видим искреннюю заинтересованность».

– Поддерживают ли местные власти данный вид спорта?

Темур Тортладзе: «Наше катание в Екатеринбурге развивалось на улице, скейтпарк был прямо во дворе, но в ужасном состоянии. Мы могли кататься только летом, когда сухо, чтобы ничего не развалилось. Потом появились крытые скейтпарки, но они далеко не «нашего типажа» и вход в них очень дорогой. Сейчас ситуация практически такая же. Конечно, в Екатеринбурге появляются площадки для катания, но их мало. В России очень много городов, где нет возможности приобщаться к этой культуре. А спорт стремительно развивается, но старшее поколение не понимает этого. У людей есть мечта, но нет возможности».

Тимур Гусейнов: «Существует «Федерация Самокатного Спорта». Эта организация помогает развивать данный вид спорта: устраивает соревнования (контесты) и другие мероприятия. Но в основном только в Москве. В Екатеринбурге, к сожалению, этим занимаются частные организации. Администрация нашего города очень редко выделяет на это средства и практически не поддерживает».

– Что такое спонсорство? Как самокатеры могут из «любимого дела» сделать работу?

Темур Тортладзе:«Спонсорство – это взаимная реклама райдера и бренда. Его может получить любой.  Лично мне понадобилось семь лет, другие могут и быстрее. Для этого необходимо усердно работать: снимать клипы, вести Instagram, выкладывать видео на YouTube и постоянно совершенствоваться. Индивидуальный и эксклюзивный стиль, безусловно, помогут. Практически все скейтпарки однообразны, поэтому бренды сразу видят, прогрессирует ли райдер, вносит ли что-то новое и интересное. В основном, бренды в России спонсируют райдеров запчастями, одеждой и скидками. Также те, кто уже катается профессионально, могут тренировать и делиться опытом с начинающими, судить на контестах, участвовать в показательных шоу – все это доход».

– Как продвигаться в «самокатинге» ребятам, которые уже имеют определенный опыт?

Темур Тортладзе: «Снимать видео и кататься еще больше. В любом случае, хорошего райдера видно на споте. Все фанатеют от тех, кто уникален».

– Как родственники реагирует на, казалось бы, «детскую игрушку» самокат?

Тимур Гусейнов: «Мои родители так и называли самокат. Сначала они не воспринимали это увлечение всерьез. Мой отец всегда был настроен против, но это только мотивировало меня, и я продолжал учить новые трюки. Только бабушка всегда поддерживала меня. Когда родители не отпускали кататься, она возила меня на споты.  Сейчас родители относятся к самокату нормально, они понимают, что это перспективно и может приносить доход».

– Какую роль в вашей жизни играет самокат?

Темур Тортладзе: «Раньше он был моим хобби, любимым увлечением. Сейчас самокат – это и есть я, в нем моя свобода. Когда я катаюсь, я могу делать, что хочу. Он подарил мне семью».

Тимур Гусейнов: «Самокат – это дело всей моей жизни. Я люблю его всей своей душой». 

– Ваша самая запоминающая история?

Темур Тортладзе: «В 2018 году мы катались у Дворца Молодежи, и мне снимали трюк «смит на семеру», я его очень долго не мог сделать, постоянно ударялся спиной об грани. А когда я его сделал, камера разрядилась. Позже я ее включил, но видео не сохранилось…»

Тимур Гусейнов: «Мои первые соревнования. Я готовился к ним две недели, отрабатывал свою линию на «флэте» (на земле), все получалось идеально. Я готов был побеждать. В день Х начался сильный дождь, и самая первая попытка оказалась провальной, мой самокат разломился на две части...»

 

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру