Банковско-никелевая афера: как два уральских завода пришли к краху

Сомнительные сделки оставили режевской и уфалейский комбинаты без 12 млрд рублей

10.04.2019 в 13:17, просмотров: 6195

В 2019 году исполнилось два года с момента остановки работы двух крупных уральских заводов: «Уфалейникеля» (Челябинская область) и «Режникеля» (Свердловская область). Некогда градообразующие предприятия в настоящее время представляют собой заброшенные производственные площадки, а многие активы уже распроданы. При этом на протяжении нескольких лет оба предприятия были вовлечены в серию сомнительных сделок с крупным федеральным банком и рядом кипрских компаний. В настоящее время конкурсные управляющие пытаются оспорить данные сделки.

Банковско-никелевая афера: как два уральских завода пришли к краху
Закрытие «Уфалейникеля» и единовременное увольнение тысяч рабочих стало для города с населением 27 тысяч человек социально-экономической катастрофой.

До 2017 года заводы в Верхнем Уфалее и Реже были единственными производителями никеля, не афиллированными с «Норильским Никелем». Оба предприятия выпускали гранулированный никель. Кроме того, комбинат в Челябинской области выплавлял кобальт и производил оксид кобальта, а завод в Свердловской области – ферроникель и никелевый штейн. Предприятия, входящие в состав группы «Русникель» имели общий производственный цикл. Основным источником руды для обоих заводов был Серовский рудник. Летом 2017 года рудник начали затапливать, и, по словам специалистов, вероятность его восстановления в будущем практически равна нулю.

Еще за полгода до закрытия рудника синхронно встали оба предприятия. Начались массовые сокращения, после которых на заводах оставили только тех сотрудников, которым было поручено провести консервацию производственных мощностей. В Верхнем Уфалее в считанные недели работу потеряли более двух тысяч человек, в Реже – около тысячи. Для городов с населением, соответственно, 27 и 37 тысяч человек, это, по сути, была социальная катастрофа.

Синхронное банкротство

Причиной банкротства уфалейского и режевского заводов стали долги по кредитам. В 2012-2016 годах «Уфалейникель» взял десять кредитов в «Бинбанке». Поручителем при этом выступил «Режникель». В 2015 году «Бинбанк», став санатором «Рост Банка», уступил последнему права требования долгов по кредитам, коих к тому времени накопилось на 15,5 млрд рублей. Поскольку ни заемщик, ни поручитель деньги так и не вернули, «Рост Банк» обратился в арбитражные суды Свердловской и Челябинской областей с заявлением о банкротстве. С разницей в один день суды вынесли решение об открытии конкурсного производства без процедуры наблюдения, поскольку у обоих заводов стоимость имущества была существенно меньше, чем размер задолженности.

До мая 2018 года все шло к тихой ликвидации предприятий, однако затем ситуация изменилась. В отношении «Бинбанка», ранее выступавшего в качестве санатора «Рост Банка», также была начата санация. Основным инвестором стал Центральный банк России, назначивший в оздоравливаемые им банки временную администрацию. Новое руководство «Рост Банка», намереваясь все-таки получить назад какие-то средства, инициировало смену конкурсных управляющих. В Реж был направлен Виктор Алексеев, а в Верхний Уфалей – Станислав Кафлевский. Новые конкурсные управляющие установили факты, которые наводят на мысль о том, что банкротство обоих заводов носило умышленный характер.

Оффшорная сеть

Проанализировав сделки, совершенные банкротами за последние годы, управляющие обнаружили, что режевской и уфалейский заводы оказались втянуты в очень странные схемы, в которых также были задействованы оффшорные компании. В 2014 году уже закредитованный «Уфалейникель» вдруг дал взаймы 1,2 млрд рублей GEOMETAL ENTERPRISES LIMITED, зарегистрированному на Кипре, под 16 % годовых.

Особенно странным это обстоятельство выглядит с учетом того, что всего за 11 дней до подписания контракта с кипрской компанией «Уфалейникель» взял очередной кредит в «Бинбанке» на 460 млн рублей. Получается, промышленное предприятие, вместо того, чтобы пустить средства в производство или на выполнение своих обязательств, вдруг занимается ростовщичеством. Хотя вернее было бы сказать, что оно только делает вид: в 2015 году «Уфалейникель» уступает права требования компании «Глоренц ЛТД», зарегистрированной на Британских Виргинских островах, а через два года права требования к этой компании завод уступает «Трендстоун Лимитед» (Кипр). При этом долги на общую сумму 1,3 млрд рублей были выкуплены всего за 70 миллионов. Но даже этих денег завод назад не получил, поскольку «Трендстоун Лимитед» выкупил долги самого «Уфалейникеля» по кредиту, взятому у «Рост Банка». В итоге стороны попросту заключили соглашение о зачете встречных однородных требований.

Компания «Трендстоун Лимитед» фигурирует еще в одной странной схеме. В 2017 году, когда работа «Уфалейникеля» и «Режникеля» была уже остановлена, первый продал киприотам долги второго за поставки кокса. В результате реализации данной схемы ОАО «Уфалейнникель» утратил права требования на сумму 1,7 млрд рублей, а также возможность получить денежные средства от продажи активов «Режникеля» на сумму 84 млн рублей.

Режевское предприятие, как и уфалейское, тоже занималось выдачей и прощением долгов. В 2012 году завод дал 20 миллионов долларов взаймы под проценты NRB HOLDINGS LIMITED (Кипр). Часть денег заемщик вернул, по состоянию на 2014 год долг с учетом процентов был сокращен до 4,8 млн долларов. Далее происходит следующее: стороны заключают контракт на поставку никеля, при этом в договор вносятся условия, что если поставщик не поставит товар, то он должен будет заплатить 10 % от суммы контракта. В итоге никакого никеля кипрская компания не получила, а оставшийся долг по займу и штраф за неисполнение контракта пошли во взаимозачет.

Объяснение всех этих сделок напрашивается только одно: их целью было вывести деньги предприятий, а также кредитовавших их банков, в оффшоры.

В конце 2018 года о выводе активов «Режникеля» бывшие работники завода сообщили депутату Госдумы Дмитрию Ионину. Тот в свою очередь обратился с запросом в Генеральную прокуратуру и Центральный банк России.

Пропавшие векселя

Конкурсные управляющие обоих предприятий-банкротов выявили еще одну странную схему, в которой также задействована компания, зарегистрированная на Кипре. Речь идет о «Лорони Холдингс». Данная организация какое-то время входила в состав акционеров «Уфалейникеля» и «Режникеля». В 2013 году «Лорони Холдингс» в порядке оказания безвозмездной финансовой помощи выдало южноуральскому предприятию векселя на сумму 275 млн долларов США, а свердловскому – на сумму 20 миллионов.

В настоящее время в суде оспаривается продажа движимого имущества «Режникеля» по ценам в несколько раз ниже залоговой стоимости. Фото: phototowns.ru

В ходе инвентаризации управляющие ни одного векселя не обнаружили. При этом никаких данных, которые свидетельствовали об их законном выбытии, в документации предприятий не было. Когда Станислав Кафлевский поставил перед судом вопрос о привлечении лиц, виновных в исчезновении ценных бумаг к ответственности, внезапно «Лорони Холдингс» прекратило свое существование. Это наводит на мысль о слаженности действий бывших руководителей (контролирующих лиц) ОАО «Уфалейникель» и учредителей компании «Лорони Холдингс», а также о направленности этих действий на сокрытие сведений и информации, которые могут повлечь привлечение вышеуказанных лиц к ответственности.

Имущество за бесценок

После серии сомнительных сделок предприятия расстались не только с финансами, но и со значительной частью имущественного комплекса. Незадолго до начала процедуры банкротства «Режникель» продал ООО «ПК «АрсеналВторМет» комплекс движимого и недвижимого имущества. Сумма сделки составила 21,2 млн рублей. При этом ранее данное имущество находилось в залоге у «Бинбанка», и, исходя из банковского договора, его рыночная стоимость составляет 80 млн рублей.

Еще одним покупателем имущественного комплекса «Режникеля» стало ЗАО «Спайдермаш» (в настоящее время ООО «Спайдермаш»), заплатившее 13,2 млн рублей. Данное имущество ранее также находилось в залоге «Бинбанка», а его стоимость должна составлять 30 млн рублей.

Еще один странный договор был заключен с ООО «Профмет», которое приобрело 2,1 тысяч тонн лома черного металла. Цена за одну тонну составила 4,7 тысячи рублей, в то время как по заключению экспертов, реальная цена тонны металлолома составляет 14,2 тысячи рублей.

Все указанные сделки были заключены летом 2017 года, за несколько месяцев до начала процедуры банкротства. Напрашивается вывод, что данное банкротство носило умышленный характер.

Банк – завод – оффшор

Выявив подозрительные сделки Станислав Кафлевский и Виктор Алексеев, приступили к их оспариванию, чтобы увеличить конкурсную массу. Однако оба управляющих столкнулись с неожиданным противодействием со стороны банка «Траст», в состав которого вошел «Рост Банк». После слияния двух банков ЦБР фактически утратил контроль над процессом банкротства, несмотря на то что регулятор является бенефициаром «Траста».

Став мажоритарным кредитором, банк «Траст» инициировал замену конкурсных управляющих, пользуясь тем, что на его долю приходится большая часть долгов. Причем в обоих случаях вопрос об их отстранении вносился в повестку собраний кредиторов уже по ходу заседаний. Арбитражный суд Свердловской области уже отказал банку в замене Виктора Алексеева. Челябинский арбитраж должен принять решение по замене Станислава Кафлевского в середине месяца.

Когда Виктор Алексеев начал оспаривать сделки по продаже имущества «Режникеля» по заниженным ценам, представители банка «Траст» не возражали против привлечения к делу оценщиков, чьи кандидатуры предлагали компании, скупавшие данное имущество, либо поддерживая их, либо оставляя вопрос на усмотрение суда. Складывается впечатление, что основной кредитор не заинтересован в увеличении конкурсной массы должника за счет возвращения данных активов.

В пользу данного предположения говорит и достаточно пассивное поведение представителей банка в судах при попытках оспорить сделки должника. Когда в рамках банкротного дела «Режникеля» был поставлен вопрос о признании недействительными сделок с «Трендстоун Лимитед», Свердловский арбитражный суд пытался прекратить производство, мотивируя тем, что данная компания была ликвидирована, только лишь действия представителей других кредиторов помешали сделать это. Представитель же банка «Траст», как рассказал «МК-Урал» один из участников заседания, присутствовал в зале только в качестве слушателя.

Собрания кредиторов проводились по письменным требованиям банка «Траст», под которыми стояла подпись Светланы Максимовой. Она же непосредственно участвовала в собрании кредиторов «Режникеля» и вносила в повестку вопрос об отстранении Виктора Алексеева. Примечательно, что ранее Светлана Максимова работала в «Бинбанке» и фактически осуществляла руководство проектом по банкротству обоих предприятий, о чем свидетельствует в том числе переписка.

В настоящее время банк «Траст» несет необоснованные расходы, связанные с делами о банкротстве «Режникеля» и «Уфалейникеля». По имеющимся данным, банк «Траст» заключил с частным охранным обществом «Лоцман-ЕК» договор на охрану четырех объектов, принадлежащих должникам. Зачем это было делать, непонятно, ведь по закону о банкротстве за сохранность имущества отвечает конкурсный управляющий? При этом вопреки требованиям федерального законодательства торги перед заключением контракта не проводились, хотя для банка с государственным участием данная процедура является обязательной. Более того, по имеющимся данным, деньги, перечисляемые ЧОП «Лоцман-ЕК» идут затем на счета индивидуальных предпринимателей. Создается впечатление, что речь идет о попытке вывести активы банка. Иначе объяснить данные экономически нецелесообразные цепочки контрагентов сложно.

Что касается конкурсных управляющих, Виктор Алексеев и Станислав Кафлевский ранее заключили договоры с охранными структурами, которые действуют по сей день: в Реже это ЧОП «Варриос», а в Верхнем Уфалее – ЧОП «Терра». В настоящее время охрану по-прежнему осуществляют компании, нанятые управляющими.

Несмотря на то что процедура банкротства обоих предприятий была запущена еще осенью 2017 года до сих пор не удалось приступить к реализации имущества бывших заводов. При этом ранее уже несколько инвесторов выражали свою заинтересованность в площадке «Уфалейникеля». В их числе – компания «КСП-Стил» из Казахстана, занимающаяся производством бесшовных труб. Предприятие готово создать в Верхнем Уфалее производство, которое обеспечит работой до тысячи человек, что могло хотя бы частично улучшить ситуацию в городе, чья экономика была практически уничтожена после остановки производства на «Уфалейникеле». Однако пока до процедуры реализации имущества дело так и не дошло, и, как говорят некоторые участники процесса, ее старту препятствуют представители «Траста». Вероятно, некая группа топ-менеджеров рассчитывает взять процесс реализации под свой личный контроль и извлечь из этого собственную выгоду.

Те же самые топ-менеджеры, возможно, преследуют и другие цели в судах, а именно – воспрепятствовать возвращению выведенных на Кипр активов, а также сохранить за собой возможность под разными предлогами совершать подозрительные сделки от имени банка.

Создается впечатление, что на протяжении почти пяти лет реализовывалась схема хищений средств «Бинбанка» и уральских заводов через череду предоставления заведомо невозвратных кредитов: от кредитной организации – промышленным предприятия, а от тех – кипрским компаниям, а сейчас нечто подобное происходит и с активами банка «Траст». К сожалению, организаторов данной схемы, видимо, не смутило, что в результате их махинаций, тысячи людей в малых городах останутся без работы. Остается надеяться, что всем указанным событиям дадут оценку правоохранительные органы. Кроме того, на ситуацию стоило бы обратить и Центральному банку России, поскольку речь идет о кредитной организации с государственным участием.