Покойный директор агрофирмы «Ирбитской» предстал перед судом

Наследники Александра Пильщикова отрицают причинение ущерба государственному предприятию, не желая выплачивать десятки миллионов рублей

09.01.2020 в 08:07, просмотров: 3465

В Ирбитском районном суде стартовало необычное и резонансное дело. Необычное, потому что подсудимый Александр Пильщиков, бывший директор ООО «Агрофирма «Ирбитская», погиб за несколько лет до начала процесса. Резонансное, потому что речь идет о причинении предприятию с государственным участием ущерба на сумму более 100 миллионов рублей, а в списке свидетелей, которые будут вызваны суд, – представители Правительства и Законодательного собрания Свердловской области.

Покойный директор агрофирмы «Ирбитской» предстал перед судом
Слушания проходят в Ирбитском районном суде. Фото: МК-Урал

Рассмотрение уголовного дела в отношении умершего – событие довольно редкое. Уголовно-процессуальное законодательство допускает рассмотрение подобных дел только с целью реабилитации обвиняемого. То есть, если родственники покойного согласны с предъявленным ему обвинением, дело подлежит закрытию по нереабилитирующим основаниям. Если нет, дело должно быть рассмотрено по существу, так же, как и в случае с живым подсудимым.

Если вина покойного будет доказана в суде или ее признают родственники, то на наследников ложится обязанность по возмещению ущерба, причиненного обвиняемым. В случае с Александром Пильщиковым речь идет о 104 миллионах рублей. Неудивительно, что его близкие предпочли использовать шанс на оправдание бывшего директора агрофирмы в суде.

Семейный бизнес с государственным участием

О ситуации вокруг агрофирмы «Ирбитская» мы рассказываем на протяжении длительного времени (читать здесь). Чтобы понять нынешнюю ситуацию на предприятии, которое является основным поставщиком для АО «Ирбитский молочный завод» (на 100% принадлежит Правительству Свердловской области), нам пришлось погрузиться в события, начавшиеся в 2006 году. Именно тогда путем объединения ООО «СХП «Прогресс», СПК «Стриганский», СПК «Харловский», колхоза им. Свердлова с присоединением к ним Зайковского цеха ГУП СО «Ирбитский молочный завод» было создано ООО «Агрофирма «Ирбитская». Спустя непродолжительное время директором предприятия стал Александр Пильщиков, сын тогдашнего руководителя Ирбитского молочного завода Евгения Пильщикова и соучредитель СХП «Прогресс».

Казалось бы, создание крупного предприятия по производству молока с участием государственного молочного завода – событие более чем положительное. Только вот за то время, что агрофирмой руководила семья Пильщиковых (Александр Пильщиков как директор и Евгений Пильщиков как председатель совета директоров), предприятие лишилось многих активов: от векселей до недвижимости. При этом потеря активов ударяла, прежде всего, по одному соучредителю, Ирбитскому молочному заводу. Александр Пильщиков же и его близкие в накладе, мягко говоря, не остались. Сам он стал владельцем относительно небольшой, но многомиллионной доли в уставном капитале, а его дочь Оксана Зейналова стала собственницей машинно-тракторной мастерской в деревне Фомина.

Даже после гибели Александра Пильщикова и начала работы нового руководства «Ирбитской» по выявлению исчезнувших активов и их возвращению семья Пильщиковых не оставила попыток обогатиться за счет предприятия. Унаследовав долю мужа в уставном капитале агрофирмы, его вдова Галина Пильщикова потребовала выплатить ей действительную стоимость данной доли, несмотря на то, что ее супруг в свое время приобрел ее практически за копейки. В итоге свердловский арбитраж и вышестоящие суды признали эти требования законными.

Руководству «Ирбитской» удалось добиться возбуждения уголовного дела по факту исчезновения активов. Главное следственное управление ГУ МВД по Свердловской области квалифицировало действия покойного директора по части 2 статьи 201 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями в коммерческой организации, повлекшее тяжкие последствия). С такой формулировкой согласился заместитель областного прокурора Вадим Чукреев, подписавший обвинительное заключение.

Содержание данного документа было оглашено на первом заседании, которое состоялось 25 декабря 2019 года и которое посетил корреспондент «МК-Урал».

Вексельный пузырь

Как и нам при подготовке прошлых материалов, следствию и прокуратуре пришлось восстановить события 2006-2010 годов. Как следует из обвинительного заключения, в 2006 году все учредители нового общества с ограниченной ответственностью внесли вклад в уставной капитал в гораздо меньшем объеме, чем их доля. Спустя год свои обязательства выполнил только Ирбитский молочный завод, остальные же учредители (Колхоз имени Свердлова, СПК «Харловский», СХП «Прогресс», СПК «Стриганский») недостающую сумму покрыли векселями.

По сути, данные векселя были ничем не обеспеченными бумагами, потому что хозяйства, ставшие учредителями агрофирмы, передали ей все свое имущество. Работники этих предприятий перешли на работу в «Ирбитскую», соответственно, возможностей когда-либо рассчитаться по данным векселям у предприятий попросту не было. В 2010 году векселя и вовсе были списаны и уничтожены.

О том, как это происходило, рассказала в суде свидетель, которая принимала участие в подписании актов списания векселей. По ее словам, Александр Пильщиков показал соответствующее решение собрания собственников. Была создана комиссия, куда помимо свидетеля вошли еще два человека. При этом свидетель векселя в глаза не видела, были ли они уничтожены, не знает, а акт был и вовсе подписан задним числом. По ее словам, директор не пояснил, зачем это нужно, но ослушаться она его не посмела, опасаясь увольнения, на которое он ей даже намекал.

После списания векселей не произошло ни уменьшения размера уставного капитала, ни долей участников. Особенно важно это в случае с долей СХП «Прогресс», которое вышло из ООО «Арофирма «Ирбитская», а его доля была распределена между Александром Пильщиковым и девятью близкими ему (как утверждает обвинение) лицами. То есть, по сути, реальная доля всех этих лиц оказалась значительно завышена. Только сам Пильщиков оказался владельцем 5,37% доли вместо реальных 2,76%, а остальные девять покупателей доли «Прогресса» – 10,46% вместо 5,9%.

Получив указанные доли, новые учредители «Ирбитской» стали один за другим выходить из ООО, требуя выдать им стоимость доли. В некоторых случаях учредители обращались в суд, в некоторых (особенно до гибели Александра Пильщикова) – получали деньги без противодействия со стороны предприятия.

«Таким образом, получается, что практически каждому участнику ООО «Агрофирма Ирбитская» выплатило больше, чем положено, так как выплаты производились без соответствующего уменьшения размера долей вышеуказанных участников», – говорится в обвинительном заключении.

Почему ответственность за причинение агрофирме ущерба в 104 млн рублей Александр Пильщиков должен нести единолично, а не совместно с другими участниками ООО? Действительно, решение о списании векселей принимали участники общего собрания, но, как утверждает следствие, Пильщиков ввел их в заблуждение, сославшись на решение совета директоров, которое в действительности не принималось.

Время – деньги

Интересы покойного Александра Пильщикова в суде представляет его сын Евгений, а также сразу два адвоката. Уже по первому заседанию сложилось впечатление, что защита будет оспаривать не только версию обвинения (в конце концов это законное право), но и кажущиеся очевидными вещи. Так, Евгений Пильщиков поинтересовался у свидетеля Ольги О., почему она считает векселя ничем не обеспеченными, хотя еще до этого она пояснила, что ни активов, ни работников у предприятий-учредителей не осталось. Тогда Евгений Пильщиков поинтересовался, почему не могут считаться активами доли этих предприятий в ООО «Агрофирма «Ирбитская». То есть, исходя из его логики, уставной капитал ООО наполнен в том числе векселями, обеспеченными долями в этом же самом капитале. Получается какой-то замкнутый круг.

Довольно странные вопросы были и у одного из адвокатов. Ему оказалось непонятным, почему уничтожение векселей должно приводить к уменьшению уставного капитала, и он даже пытался связать размер уставного капитала с прибылью организации. В итоге это надоело и государственному обвинителю, который потребовал прекратить проверять профессиональные знания у бухгалтера, и судье, которая призвала защитника перейти к вопросам по существу.

По мнению представителя интересов агрофирмы «Ирбитская», подобные вопросы задаются не просто так.

«Они всеми путями пытаются запутать свидетелей, ничего конкретного они выяснить такими вопросами не могут и не хотят, – отметил участник процесса. – Их цель – сбить свидетелей, чтобы их показания начали отличаться от тех, что они давали на следствии».

Представитель потерпевшей стороны также подозревает оппонентов в затягивании судебного процесса. К слову, представители защиты действительно заявляли ходатайство об отложении процесса, поскольку ровно накануне Евгений Пильщиков нанял второго адвоката, который не успел ознакомиться с материалами дела. При этом в суд пришел и первый адвокат, который представлял интересы обвиняемого еще на предварительном следствии. В итоге суд пришел к выводу, что одного адвоката, знакомого с материалами дела, вполне достаточно, а у его коллеги будет время, чтобы вникнуть в суть дела.

Зачем Евгению Пильщикову может быть нужно затягивать судебный процесс? Возможно, это связано с попытками его матери Галины Пильщиковой и ее сватьи Натальи Лысенок получить от «Ирбитской» 32 млн рублей. Как мы уже говорили, после смерти Александра Пильщикова его вдова потребовала выплатить ей стоимость его доли в уставном капитале. После того как Александр Пильщиков стал фигурантом уголовного дела, Галина Пильщикова уступила права требования Наталье Лысенок. В итоге арбитражный суд встал на сторону Лысенок. Не исключено, что Пильщиковым теперь нужно время, чтобы успеть взыскать как можно больше денег с агрофирмы. Кроме того, не исключено, что они могут предпринять попытки для сокрытия имущества на тот случай, если суд удовлетворит заявленный в рамках уголовного дела иск о взыскании 104 млн рублей.

Судебный процесс, скорее всего, будет долгим. Только со стороны обвинения заявлен 61 свидетель. В их списке немало известных персон, включая членов Правительства и Законодательного собрания Свердловской области. Неудивительно, что к данному процессу будет приковано пристальное внимание общественности.

«МК-Урал» продолжит следить за развитием событий.