Мораторий на улицу Крапивина и другие памятные названия до 2023 года предложили в гордуме

На заседании гордумы Екатеринбурга прозвучало предложение ввести мораторий на присваивание улицам, скверам, паркам имен выдающихся людей. Предполагается минимальный срок ограничений – до 300-летия города. С этой инициативой выступил глава комиссии по топонимике, директор Музея истории Екатеринбурга Сергей Каменский. Если предложение примут, в ближайшее время в городе не появятся ни улица писателя Владислава Крапивина, ни сквер поэта Бориса Рыжего.

Мораторий на улицу Крапивина и другие памятные названия до 2023 года предложили в гордуме

Сергей Каменский предложил ввести мораторий на новые имена улиц в честь известных людей как минимум до 300-летия города, которое будет отмечаться в 2023 году. Предполагается, что во время действия моратория Комиссия по наименованиям топонимических объектов будет разрабатывать методические рекомендации и комплексно-мемориальную стратегию. Эти документы планируют представить в начале 2021 года. При этом под запрет не попадут улицы, присвоение имен которым уже предусмотрено проектами.

В состав комиссии по топонимике входят 24 человека, в числе которых – кандидаты и доктора наук, историки, архитекторы, культурологи, представители Администрации города Екатеринбурга, депутаты гордумы.

«Улиц мало, а достойных людей очень много. Кроме того, зачастую горожане не знают ничего о том человеке, чьим именем названа улица, где они живут или работают. Существует мораторий на наименование улиц. Человек уходит, мы ждем пять лет, за это время общественность успевает о нем забыть, а потом появляется инициатива увековечить его, когда живая память утрачена. Кроме того, людям хочется жить не в мемориальной топонимике, а во вневременной, не привязанной к исторической и политической ситуации. Хороший пример – Солнечный, где есть улицы Счастливая, Лучистая, переулок Золотистый», – заявил Сергей Каменский.

По информации Сергея Каменского, в Екатеринбурге доминируют два варианта наименований улиц. Первый – в честь личностей (революционеры, военные, представители науки), второй – в честь географических названий, рек, городов. Часто встречаются улицы, названия которым даны в честь различных профессий (Сварщиков, Токарей, Металлургов), терминологии революции, промышленности (Заводская, Индустрии), а также природы, флоры, минералов.

При этом в советское время улицам давались универсальные названия, которые есть в любом другом городе. В итоге, по подсчётам специалистов, в Екатеринбурге насчитывается менее 5 процентов уникальных названий.

Вместо улицы – музей?

Прозвучали и слова на горячую тему – в ответ на многочисленные предложения горожан назвать одну из улиц именем Владислава Крапивина, умершего 1 сентября этого года. По мнению Сергея Каменского, в честь знаменитого писателя лучше сделать музей. Также, по его словам, стоит активнее использовать вместо названия улиц памятные доски, туристические маршруты и т.п.

Трудно согласиться с такой риторикой. Музей Крапивина – отлично. По почему нужно ограничиваться музеем? Чем плохо, когда есть и улица, и музей Высоцкого, Бажова, Ельцина, Мамина-Сибиряка и Крапивина? Название улицы не просит денег, оно на слуху и способствует популяризации одноименного музея (на содержание которого, кстати, деньги нужны).

Избирательность памяти

«Увековечение памяти – штука избирательная. Как на кладбище места у входа достаются тем, чьи родные смогли похлопотать об этом, – так же и с переименованием улиц. Например, свердловский инженер с «Уралмаша» Борис Сомов придумал уникальный пресс, который используют в производстве деталей лонжеронов Boeing и Airbus, без него этих самолетов просто не было бы. И вот об этом человеке, без которого не летали бы самолеты, который входит в топ-100 мировой инженерии, у нас некому рассказать! А он, конечно, достоин того, чтобы о нем помнили», – сказал Сергей Каменский о знаменитом ныне здравствующем конструкторе, отметив, что ему сейчас 94 года. Эту цитату приводит порта E1.Ru.

Не факт, что говорить в таком контексте о живом человеке корректно. Но, раз уж зашла речь, стоит поговорить. С одной стороны, общество действительно часто недооценивает выдающихся «технарей», уделяя большее внимание политикам, деятелям культуры. С другой стороны, имя Бориса Степановича все-таки не забыто в публичном пространстве. В конце июля 2020 года он давал интервью телеканалу ОТВ. В декабре 2019 года интервью с ним публиковало издание The Village, там было и про «Боинги», и про многое другое.

О вкладе этого конструктора в развитие науки и техники периодически рассказывают и другие заметные уральские СМИ. Тем, кого впервые заинтересовало это имя советуем просто воспользоваться поисковиками, вы увидите интересные свежие материалы, узнаете удивительные факты из биографии Бориса Степановича.

Обязательно ли знать героев в лицо?

В своем выступлении Сергей Каменский использовал трюк со слайдами. Он вывел на экран портреты людей, чьими именами названы улицы, и предложил представителям городского парламента ответить, кто на фото. Депутаты угадали не всех известных деятелей.

Не факт, что этот прием можно считать корректным. Все узнают по фото Руаля Амундсена, именем которого названа улица на Юго-Западе? Наверняка таких людей с памятью на лица не так уж много. При этом, услышав имя великого покорителя Южного полюса, многие поймут, о ком речь. Тем же, кто не поймет, будет интересно и полезно узнать об этой личности. Скоро, кстати, в сквере на улице Амундсена появится детская площадка с арт-объектами в его честь. Разве это плохо?

Более того: в советские времена на центральных улицах устанавливали довольно крупные плиты с барельефами. После революционных событий 1991-1993 годов большую часть этих плит демонтировали (осталась плита в честь П.П. Бажова). Если так обращаться с историей, то имена выдающихся людей действительно будут забываться скорее.

Но правильный ли это путь? Не лучше ли вернуть советские традиции и подкреплять название улиц памятными досками? Не доска вместо названия улицы, а название улицы плюс доска. Почему бы нет? Ну, и мемориальные объекты – на то и памятные, чтобы была память. Подход «спрос рождает предложение» здесь представляется не очень корректным.