Как фальсифицированный алкоголь попадает на прилавки свердловских магазинов

04.05.2016 в 06:28, просмотров: 2570

Регион захлестнула волна контрафактной алкогольной продукции. По оценке главы Управления Росалкогольрегулирования по УрФО Юрия Чащина, около 25-35 процентов алкоголя – контрафакт. По сути, это каждая четвертая бутылка на полке алкомаркета.

Как фальсифицированный алкоголь попадает на прилавки свердловских магазинов

Смертельных отравлений в Свердловской области за последние два года не зафиксировано, но объемы реализуемой «паленки» впечатляют. Материалы и компоненты, из которых изготавливают сивуху, не только не соответствуют ГОСТу – употребление произведенных на их основе некачественных напитков опасно для жизни.

Алкогольно-этнические ОПГ

Силовики отчитываются о накрытых ангарах, с которых на 20-тонных фурах вывозится изъятый винно-водочный контрафакт. О последней облаве на алкобизнесменов стало известно в начале апреля, когда оперативники ФСБ и УБОП «выхлопали» два склада в промзоне Березовского. Как выяснилось, деятельность по оптовой продаже поддельного спиртного российских и зарубежных марок организовали члены азербайджанской ОПГ.

Всего из незаконного оборота изъято более 50 000 бутылок со спиртным. Контрафактный алкоголь – виски, коньяк, водка, чача – распространялся средним и мелким оптом в магазинах, кафе и увеселительных заведениях Верхней Пышмы, Березовского и некоторых районах Екатеринбурга. Часть продукции была оклеена поддельными акцизными марками низкого качества, на некоторых бутылках она и вовсе отсутствовала.

По некоторым данным, идентичная продукция реализуется в Богдановичском и Камышловском районах Свердловской области, а её сбыт наладил известный в криминальных кругах авторитет Вагиф.

Ценители виски негодуют

Собеседник «МК-Урал», ранее работавший в сфере алкобизнеса в рамках франшизы с известным брендом, рекомендует обратить внимание и на другую деталь. Некоторую продукцию сегмента «средний плюс» и выше выпускают ограниченным тиражом. Например, мощности завода по производству виски «Макаллан» ограничиваются шестью миллионами литров в год, а «Гленфиддик» – чуть более 10 миллионов. И это на все семимиллиардное население Земли.

Тем не менее и «Макаллан», и «Гленфиддик» продаются почти в каждом российском магазине – дефицита нет ни в спросе, ни в поставках. Откуда берутся эти объемы декалитров элитных сортов шотландского виски? Для ценителей напитка, отдающих за бутылку 0,7 литра 18-летней выдержки порядка десяти тысяч рублей, ответ очевиден: его привозят с родины виски – Шотландии. Однако, по данным ряда оптовых компаний, в Россию он попадает из разливочных цехов стран Восточной Европы – например, Румынии и Польши, а выдержка составляет 3-5 лет вместо заявленных 12-18.

«Система выстроена годами»

Встречаются на прилавках более интересные экземпляры, которые продаются в рамках акций по желтым ценникам. Тем не менее реализуют их с большой наценкой, так как по факту изготовлены они здесь: через границу перевозят, к примеру, 10 тысяч бутылок, а документы и акцизные марки делают на 20 тысяч. Оставшаяся «десятка» разливается на подпольных заводах в жутких санитарных условиях.

– Система выстроена годами и отработана на ура. Коммерсанты с Закавказья покупают товарно-сопроводительные документы, удостоверяющие подлинность алкоголя, якобы привезенного из Венгрии или Польши, и толкают его оптовикам. На самом деле они в цехах в районе Подмосковья готовят бодягу из красителей, спирта и ароматизаторов, клеят поддельные акцизы на бутылки и пакуют в коробки, – рассказывает осведомленный собеседник.

Себестоимость одной бутылки при реализации такой схемы – не более 250 рублей. И это максимум.

– Стоимость самой бутылки – 100 рублей, содержимого – 50, оригинальной акцизной марки – 100 рублей. Последняя нужна для захода на официальный рынок, но не у всех бизнесменов есть связи в таможенной службе, позволяющие провести «левак», поэтому они штампуют поддельные акцизы, ограничиваясь нелегальным рынком сбыта, – объясняет эксперт.

В любом случае расходы окупаются с лихвой. При среднерыночной стоимости виски 1500 рублей прибыль получается порядка 200%, в то время как честные производители довольствуются 20%, что считается хорошим показателем.

На прошлой неделе цех по производству такой контрафактной продукции в Подмосковье выявили силовики, изъявшие крупную партию контрафактного алкоголя. Другой центр фальсификата – Северный Кавказ. Из Кабардино-Балкарии на Урал везут паленую водку. Часто подделывают марки «Парламент», «Талка», «Хортиця», «Мерная», «Зелёная марка», «Пять озер», «Журавли», «Беленькая», «Белая Березка», «Калина красная». Из Дагестана привозят коньяки «Лезгинка», «Кизляр», контрабандой из Грузии – вино «Киндзмараули», из Армении и Азербайджана – чачу.

Бизнес на акцизах

Эксперты говорят, что более половины отечественных вин выпускают из фальсифицированных материалов. Любое вино в лаборатории можно разложить по компонентам и сказать, вино ли это. Воровать акциз на нем невыгодно – ставка всего 9 рублей за литр (6,75 за бутылку 0,75 л). К примеру, на крепкие напитки акциз выше минимум в 12 раз, и, если не заплатить его государству, прибыль получается довольно существенная.

– Сегодня существует два вида контрафакта: первый – алкоголь, произведенный по всем технологиям на заводской линии, но продающийся с поддельными акцизными марками и потому являющийся нелегальным. Никаких примесей в нем нет, это относительно безопасный продукт. Второй вид контрафакта – фальсифицированный алкоголь. Недобросовестные производители могут сэкономить, выпустив нелегальную продукцию с фальшивой акцизной маркой, и получить существенную прибыль, – рассказывает руководитель «Фонда гражданской безопасности» Дмитрий Чукреев, занимающийся борьбой с фальсификатом в регионе.

Остается открытым вопрос: где для выпуска нелегального алкоголя берется спирт, производство которого в России в 2015 году выросло на 5,8%? Около трети этилового спирта не засвечено в легальном обороте – автоцистернами его перегоняют в Кабардино-Балкарию и Северную Осетию, откуда фурами везут уже «расфасованную» и промаркированную водочную продукцию.

ЕГАИС и расходы

Недавно на алкогольном рынке Екатеринбурга появилась новая «фишка», которая получила свое распространение в сегменте ночной доставки алкоголя. Спиртное продается как купленное в дьюти-фри, соответственно никаких акцизных марок на бутылках нет и проверить правдивость продавцов не представляется возможным. Правоохранители в таких случаях действуют, опираясь на законодательство, – апеллируют к отсутствию лицензии и изымают продукцию.

– Производители и продавцы обеспокоены широким распространением контрафактной и дешевой фальсифицированной продукции. Нормативные и законодательные акты не решили проблему контрафакта в стране. Наказание за производство и сбыт водочного фальсификата сейчас максимум шесть лет, но суды, как правило, выносят санкцию в виде денежного штрафа. Изменение ситуации в лучшую сторону владельцы алкомаркетов и производители связывают с внедрением ЕГАИС в рознице, – говорит член Общественного совета при ГУ МВД России по Свердловской области Иван Морозов.

Система ЕГАИС позволит отслеживать производство каждой бутылки (включая пиво), ее транспортировку, цель перемещения и продажу в конкретной торговой точке. По данным главы Управления Росалкогольрегулирования по УрФО Юрия Чащина, на сегодняшний день к ЕГАИС в Свердловской области подключились около 85% магазинов. У остальных с июля начнутся проблемы с реализацией спиртного, и порядка 10% игроков рынка будут вынуждены уйти.

Вложения предпринимателей при установке системы составят порядка 50 тысяч рублей, включая настройку программного обеспечения, сканер и оборудование. За её отсутствие предпринимателей будут штрафовать по ст. 14.19 КоАП РФ (нарушение установленного порядка учета этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции): должностных лиц – в размере от десяти тысяч до пятнадцати тысяч рублей, юридических лиц – от ста пятидесяти тысяч до двухсот тысяч рублей.