Традиции мистицизма в зарубежной литературе: Обсуждаем роман Энн Райс «Интервью с вампиром»

29.05.2020 в 14:31, просмотров: 472

Когда мы говорим о литературе, в основном предполагается, что речь пойдет о русской классике, причем чаще всего именно о прозе Толстого, Достоевского, возможно, Солженицына и Шолохова, драматургии Горького и Чехова. Если вспоминается поэзия, то это, прежде всего, Пушкин, Лермонтов, Есенин, Маяковский, Ахматова, Бродский. Стороной мы обходим современную литературу, а уж от зарубежной мы вообще далеки как никогда. Так происходит по вполне понятным причинам, ведь технический прогресс движется вперед, бумажные книги все чаще заменяются аудиокнигами, что на самом деле просто несравнимо с процессом прочтения текста с бумаги, ну и, конечно, киноиндустрия полностью поглотила умы и подавила способность к воображению у большинства населения земного шара.

Традиции мистицизма в зарубежной литературе: Обсуждаем роман Энн Райс «Интервью с вампиром»
Энн Райс – автор романа «Интервью с вампиром». Фото: knopfdoubleday.com

Несмотря на вышеизложенные препятствия, мы попытаемся поговорить о современной мистике. Начало мистическому жанру положили, конечно, еще в античное время: постоянное обращение к божествам, наделение чего-то сверхсилой, могуществом – весьма традиционный подход, людям нравится думать о вечной жизни, бессмертии, о том, что есть существа, превосходящие человека по силе, все это позволяет нашей фантазии разрастись до сказочно огромных размеров. С началом Средневековья что в русской, что в зарубежной литературе больше преобладает культ «нечистой силы», пытающейся обмануть человека и захватить его душу, а человек становится противоборствующей стороной, эдаким вечным борцом со злом.

Эта тема получает все большее распространение в мировом масштабе, и наконец в мировом литературоведении появляются две уникальнейшие фигуры – Эдгар По, Шеридан Ле Фаню и Брэм Стокер, подарившие нам полумертвецов либо мертвецов, ведущих ночной образ жизни или являющихся в облике летучей мыши, сосущей кровь у спящих людей, насылающей кошмары. Несмотря на то, что напрямую Эдгар По не писал о вампирах, а скорее сам выступал как мастер детективного жанра. Тем не менее в его знаменитой новелле «Падение дома Ашеров» постоянно происходит взаимодействие между миром живых и миром мертвых именно как переходное состояние субъекта. Именно такие черты творчества По, как иррациональность, мистицизм, обречённость, аномальность изображаемых состояний, предвосхитили литературу декадентства.

А Шеридан Ле Фаню стал одним из первых авторов готической прозы, кто затронул тему вампиризма. Столпом его творчества стала опубликованная в 1872 году новелла «Кармилла», рассказывающая историю о том, как молодая женщина стала объектом желания женщины-вампира. Новелла Фаню вышла на 25 лет раньше романа Брэма Стокера «Дракула» и была множество раз экранизирована в различных интерпретациях.

Брэм Стокер начал работать над своим романом о вампире-аристократе в начале весны 1890 года, когда перед ним возникли первые образы будущей книги: «Медленно встающий из гроба старик и девушка, которая, обняв любимого, тянется к его горлу». Причем отличительной чертой романа Стокера была сама форма повествования – роман в письмах, что позволяло читателю XIX столетия вместе с героем прочувствовать движение времени.

На смену мэтрам приходит современная литература, а вместе с ней – новые витки мистификации. Так, в 1973 году американская писательница Энн Райс пишет книгу, ставшую началом целой вампирской саги – «Интервью с вампиром». Во многом Энн Райс следует примеру Стокера. Главный герой романа Луи де Пон дю Лак дает интервью репортеру Дэниелу Моллою, поэтому во многом произведение больше напоминает мемуары.

Важно обратить внимание на описание вампирской внешности в романе: «Лицо у вампира было белое и гладкое, словно вырезанное из кости, и застывшее, как у статуи. Жили только его зеленые глаза; они пристально смотрели на молодого человека и сверкали, как изумруды, и казалось, что два огня горят на белом холодном лице. Вдруг вампир улыбнулся, нежно, почти мечтательно, и на белизне его кожи обозначились линии, бесконечно подвижные, но скупые, как на штриховом портрете». Безусловно, такая внешность, с одной стороны, кажется магически притягательной, а с другой – вызывает чувство страха.

Сюжет наполнен чередой трагических моментов, которые как бы не дают герою возможности расти и развиваться, в какой-то момент становится понятно, что вся аристократическая сущность стирается за желанием постоянно ощущать себя жертвой сложившейся ситуации, отсюда, главный герой не столько вызывает сочувствие, сколько кажется вечно ноющим бездельником, заедающим жизнь всех, кто его окружает.

В противовес де Пон дю Лаку ставится его «создатель» – вампир Лестат де Лионкур. Лестат – полная противоположность своему чаду, он обладает светлыми волосами и красивой внешностью, которую он унаследовал от своей матери, при этом склонен к авантюрам, полон энергии, в нем сильна тяга к приключениям, часто прикрывает свои недостатки и

преувеличивает свои достоинства, однако сам много больше следует кодексу аристократа, нежели Луи. Говоря о специфике диалогов, то речь в целом крайне литературная, одна наполнена страстью и чувством, она динамичная, очень вкрадчивая, даже проявление жесткости и грубости скорее можно отнести к элементам рефлексии.

Отсюда следует, что роман Энн Райс продолжает традиции мастеров готического романа, но только современной реалии. Таким образом, можно предположить, что главной чертой писателей-мистификаторов является именно повествование, выстроенное по форме ностальгии о прошлом, где это самое прошлое становится как бы точкой, не позволяющей двигаться вперед, несмотря на то, что вокруг мир развивается, а герои внутри своего восприятия находятся именно в миге перехода от жизни земной к жизни потусторонней.


|