Игуменья Варвара рассказала, почему ушла из Среднеуральского монастыря

По словам настоятельницы, основатель обители Сергий встал на путь раскола

Настоятельница Среднеуральского женского монастыря «Спорительница хлебов» игуменья Варвара (Крыгина) выступила с обращением, в котором рассказала, почему решила покинуть обитель. По ее словам, сооснователь монастыря схиигумен Сергий (Романов), лишенный сана по решению епархиального суда, в последние годы уделял больше внимания политике, нежели молитве, а его проповеди все чаще шли вразрез с тем, чему он сам учил сестер и людей, проживавших в обители. Поведение бывшего схиигумена Варвара назвала путем к расколу.

По словам настоятельницы, основатель обители Сергий встал на путь раскола
Фото: ekaterinburg-eparhia.ru

Обращение игуменьи Варвары опубликовано на сайте екатеринбургской епархии 3 августа. Это первое публичное выступление монахини после того, как она покинула монастырь. Бывший схиигумен Сергий ранее заявлял, что Варвава якобы ушла после того, как он запретил ей тестировать монахинь на коронавирус (бывший клирик ранее отрицал существование инфекции, а затем обвинил в ее распространении власти. – Прим.), а также рассказывал о ее якобы непочтительном поведении по отношению к нему.

В епархии его заявление отрицали, а уход Варвары и ряда монахинь объяснили нежеланием обострять и без того напряженную ситуацию в монастыре. Теперь же игуменья выступила сама.

По словам настоятельницы монастыря, из 18 лет, проведенных в монастыре, большую часть времени она находилась «в абсолютном послушании» и «с любовью к богу». Но в последние полтора-два года все изменилось.

«В проповедях отца Сергия все реже стал звучать призыв к покаянию, – говорит игуменья. – Дух мира, любви, дух кротости все больше стал заменяться политическими лозунгами, обличением всевозможных ошибок, неправд, нестроений, как в Церкви, так и в государстве. Батюшка говорил, что, обличая зло, он «связывает» его. Проповеди отца Сергия стали регулярно выставляться в интернет (в прошлом отец Сергий был противником «мировой паутины». – Прим.)».

Поскольку речи Сергия все больше смущали игуменью Варвару и ее сестру, монахиню Нину, они решили поговорить со схиигуменом лично, но тот отреагировал резко, обвинив сестер в дерзости и непонимании духовной жизни. Аналогичная ситуация возникла с двумя «близкими духовными чадами» Сергия.

Решающим днем стало 7 июня, когда православные отмечали один из главных праздников, Троицу. После причастия Сергий сообщил, что ждет всех сестер и прихожан на площади монастыря, хотя по канонам следовало провести Чин о Панагии (Крестный ход с богородичной просфорой). В результате в крестном ходе приняли участие всего 20 сестер.

«Это было очень больно видеть, – делится воспоминаниями игуменья. – Ведь Панагия – это сама Богородица, которой посвящен наш монастырь. Когда мы дошли, как и полагается, до трапезной, то снова услышали призыв отца Сергия оставаться на площади и подойти к нему».

То, что происходило дальше, по словам Варвары, было далеко от религии и всех церковных канонов.

«Вместо молитвенного предстояния перед Богом, прославления Пресвятой Троицы монастырь был выведен практически на митинг с призывами создавать ополчения, – рассказывает игуменья. – Были выставлены динамики, через которые транслировалась новая проповедь отца Сергия. Звучали слова песни: «Вставай, страна огромная».

Свое несогласие с происходящим в монастыре игуменья Варвара высказала в трапезной, куда направились духовные чада. Перед этим возразить Сергию пытался еще один из присутствующих, но схиигумен резко прервал его.

«Отец Сергий, любя вас, сестер и всех тех, кто живет в монастыре, – приводит игуменья слова своей речи, – а ведь у нас есть и дети, и старики, и инвалиды, – я должна сказать Вам о своей боли. Вы знаете, что все 18 лет я находилась в абсолютно беспрекословном послушании Вам. Я никогда не сказала слова против Вас. Но мы сейчас дошли до той черты, которую мы не имеем права переходить. Ведь Вы как духовник, я как игуменья, будем давать ответ пред Богом за всех людей, которых вверил нам Господь в этом монастыре».

Варвара также напомнила схиигумену, что его слова расходятся с тем, чему он учил их раньше.

«Вы вызываете нас на баррикады, вы призываете создавать ополчение, хотя еще вчера говорили, что нельзя слушать Навального, что православные должны идти в храмы, каяться и молиться, – сказала игуменья. – И это абсолютная правда, которую мы усвоили от Вас лично. И понимаем, что действительно только такой путь возможен, тем более в монастыре».

Игуменья упомянула и тот факт, что ранее Сергий призывал к почитанию священноначалия, в том числе патриарха и митрополита, а также осуждал старца Рафаила (Берестова) как раскольника. Теперь же Сергий выступает против патриарха и ссылается на благословение Рафаила. Варвара напомнила Сергию, что раскол – грех, не смываемый даже мученической кровью.

«Мне бы очень хотелось, чтобы все поняли, что наш уход из монастыря – это не предательство, а выражение духовной любви, – сказала Варвара. – Ведь христианская любовь – это, прежде всего, желание спасения другому человеку, тем более духовному отцу и вверенным чадам».

В завершение игуменья обратилась к оставшимся с отцом Сергием сестрам и его последователям. Варвара призвала думать их о спасении своей души и души наставника.

«Нужно помочь ему осознать гибельность пути раскола, на который он встал, – сказала игуменья. – Надо горячо молиться. Я верю, что тогда Господь по молитвам всех его духовных чад, которым отец Сергий сделал много доброго, пошлет ему духа покаяния. И все встанет на свои места».