Монах в законе

Свердловчанам предлагают исповедаться у разбойника и убийцы

Среднеуральский женский монастырь «Спорительница хлебов», выросший на пустом месте в лесу рядом с фермерским хозяйством, оказался замешан в громком скандале. «Божьи люди», уже замеченные в попытке силой выжить с соседнего участка семью фермеров, как выяснилось, окормляются человеком, которому по всем канонам РПЦ должно быть запрещено в служении. Несмотря на это, отец Сергий, имеющий за плечами две ходки, продолжает называть себя духовником монастыря, принимать паломников, а также заниматься с детьми, которых родители отдают в школу при монастыре. Подробности – в материале

«МК-Урал». 

Мы уже писали о странностях, творящихся в Екатеринбургской митрополии с одним из крупнейших ее монастырей – Среднеуральским женским монастырем «Спорительница хлебов». Напомним, что в редакцию «МК-Урал» обратилась Дания Сулейманова, супруга фермера Сергея Крекова, по соседству с которым внезапно вырос монастырь, появившийся вначале под видом «подсобного хозяйства монастыря на Ганиной яме».

Фермер еще в 1992 году получил в пожизненное наследственное пользование 3,5 гектара земель бывшего Верхнепышминского совхоза и за десять лет превратил их в образцовую животноводческую ферму, которая в 2002 году приятно удивила даже тогдашнего областного министра сельского хозяйства Сергея Чемезова. Первый тревожный звонок, свидетельствующий о желании РПЦ в лице Екатеринбургской епархии и монастыря на Ганиной Яме прибрать к рукам фермерское хозяйство, прозвучал

25 января 2002 года. Неожиданно на ферму приехал с проверкой министр сельского хозяйства Свердловской области Сергей Чемезов. Как выяснилось позже, о фермерах, которые якобы зря занимают землю около Серовского тракта, министру «донесли» на уровне руководства Екатеринбургской епархии и администрации Верхней Пышмы. Министр появился в хозяйстве Крековых с явным желанием остановить бесхозяйственность фермеров. Но уехал, убежденный в том, что Крековы – одни из лучших представителей свердловского фермерства.

– В лесу выстроено несколько огромных храмов, и в этом году в монастыре решили, что нужен еще один. Стройку развернули прямо на дороге, которая ведет к нам от Серовского тракта. Мы не можем проехать, нам приходится оставлять машину около дома настоятеля и добираться к дому пешком, – рассказывает жена фермера Дания Сулейманова.

По ее словам, на этом в монастыре решили не ограничиваться и поставили еще одни ворота, которые в результате перекрыли дорогу между домом фермера и вторым его участком с пахотной землей. Все это, уверены фермеры, делается ради того, чтобы выдавить их с приглянувшегося монахиням участка с добротным домом и скотным двором.

Представители епархии, отметим, одно время даже делали вид, что пошли на попятную. Отец Сергий, которому епархия поручила создавать новое монастырское хозяйство, даже дал расписку, что никаких претензий на земли Крекова не имеет и никому никаких поручений по ее поводу не давал.

Позже выяснилось, что заявление это было не более чем лицемерием, а личность отца Сергия вызвала множество вопросов, и самый главный – как он вообще смог стать священником со своей биографией, в которой нашлось место и кражам, и разбою, и даже убийствам.

Как выяснил «МК-Урал», в миру игумен Сергий известен как Романов Николай Васильевич, уроженец Горьковской области, до середины 80-х годов проживавший в Подмосковье. Переехал оттуда он не по своей воле, а в вагоне для заключенных. По данным «МК-Урал», попался он на хищении гос-имущества, а затем, уже в 1985 году, был арестован, а позже – приговорен к 13 годам колонии за умышленное убийство.

Отсидев свой срок в тагильской колонии №13, убийца решил пойти по церковной стезе и заявился в епархию, где, по всей видимости, не стал распространяться о своем прошлом. Дело в том, что по всем православным канонам убийцам нельзя становиться священниками – существует запрет на принесение в алтаре бескровной жертвы теми, на чьих руках есть кровь. Несмотря на это, преступника приняли в епархию и даже отправили на один из самых ответственных на тот момент участков работы – в монастырь на Ганиной Яме, который тогда только строился.

Позже отец Сергий, как он стал называться после того, как надел рясу, старался заполучить благословления на работы, связанные со строительством новых церквей и монастырей, а также других объектов. Именно так он оказался на том месте, где позже появился Среднеуральский женский монастырь – монаху-убийце поручили создать подсобное хозяйство, но он эти планы с лихвой перевыполнил, создав монастырь рейдеров, в котором, к тому же, новые послушницы появлялись при крайне странных обстоятельствах – источники «МК-Урал» уверяют, что люди ехали к нему со всей страны, продавая перед этим все свое имущество и уничтожая паспорта.

Позже ситуация резко усугубилась. Помимо послушниц и насельниц, в монастыре начали появляться дети, причем официально в монастыре нет ни приюта, ни школы. О том, как и чему их учат под руководством «духовника» с криминальным прошлым – уже рассказывала Дания Сулейманова.

– Дети пытались устроить погром у нашего дома, таскали наши вещи, обзывались в мой адрес. При этом непонятно, что они делают в монастыре в разгар учебного года, занимаясь вместо учебы травлей людей, – возмущается супруга фермера, вспоминая при этом о конфликте с одним из взрослых работников монастыря, напрямую признавшегося в том, что «у нас все сидевшие». При этом, как сообщают источники «МК-Урал», и методы воспитания детей у схимонаха явно вынесены им из уголовной среды – вывоз провинившихся за 40 километров от монастыря под руководство кого-нибудь из подручных, которому дается благословение на любые методы воспитания, вплоть до физического насилия.

Отметим, что о проб-леме уже не раз сообщали и архиепископу Викентию, при котором начинал свою карьеру убийца в рясе, и митрополиту Кириллу, сменившему Викентия после преобразования Екатеринбургской епархии в митрополию. Внятных ответов никто не получил, а в кабинете правящего архиерея до сих пор висит фотография, на которой он запечатлен вместе со схимонахом с темным прошлым... Более того, екатеринбургское руководство РПЦ неоднократно заступалось за своего «сотрудника», не стесняясь называть все обвинения в его адрес, подкрепленные вполне реальными уголовными делами, обычной клеветой.

В качестве примера приведем вопрос архиепископу Викентию и ответ владыки, прозвучавшие в эфире «ведомственного» телеканала «Союз»:

– Вопрос из Нижнего Тагила от рабы Божией Фотинии: «Я знаю человека, который больше года навязчиво распространяет клевету на иеромонаха из Вашей епархии в письменной и устной форме, в том числе на открытых судебных заседаниях. Никакой реакции от Русской Православной Церкви на это не следует. Смиренность по отношению к клеветникам непонятна людям светским и невоцерковлённым, они воспринимают молчание как согласие. Считаете ли Вы возможным и необходимым отстаивать доброе имя своих чад, прихожан епархии, священнослужителей и давать отпор клеветникам?».

– Много писем я не раз получал, клевещущих на отца Сергия Романова. Были некоторые проблемы, но мы их с Божией помощью решили, так что всё нормально, больше особых проблем не было.

Каждый христианин, тем более монах, терпит разные искушения, испытания, принимает клевету и молится, чтобы Господь вразумил клеветника. Отец Сергий это всё воспринимает спокойно, как настоящий христианин, и не обращает внимания на клевету. Конечно, он переживает, встречается со мной, мы обсуждаем эти вопросы, и он, слава Богу, успокаивается и готов переносить дальнейшие трудности в этой жизни.

Отметим, что в вопросе не называется имени «объекта хулы», но Викентий и сам прекрасно понимает – речь о Сергее Романове. Искренне ли он верил в невиновность своего сотрудника или считал, что признание ошибок умалит достоинство церкви, остается только гадать. Сегодня же можно с уверенностью сказать одно: митрополиту Кириллу предоставлены все документы о прошлом монаха. И только от него зависит, сколько еще в женском монастыре продолжит властвовать монах-убийца. 

Читайте все новости Екатеринбурга и Кургана в Google News