Смерть журналиста Максима Бородина стала поводом для спекуляций международного уровня

18.04.2018 в 11:33, просмотров: 21113

12 апреля под окнами своего дома был найден известный свердловский журналист Максим Бородин, упавший с балкона пятого этажа. Пострадавшего доставили в реанимацию больницы № 23. Врачи делали все возможное, но утром 15 апреля Максим скончался, не приходя в сознание. Несмотря на отсутствие явных признаков убийства или суицида, эту смерть тут же попытались политизировать западные СМИ. Такую же позицию заняли некоторые российские издания. Многие свердловские друзья и коллеги Бородина считают происшедшее несчастным случаем и недовольны политическими интригами вокруг имени погибшего.

Смерть журналиста Максима Бородина стала поводом для спекуляций международного уровня
Фото: newdaynews.ru

Как передает РИА «Новый день», где работал Максим Бородин, Следственный отдел по Кировскому району Екатеринбурга начал доследственную проверку по факту смерти журналиста. Как сообщили в СУ СКР, принимаются меры к установлению возможных очевидцев падения Максима с балкона, а также к опросу его знакомых. Выясняется точная причина смерти. Проверяются несколько версий, не исключается несчастный случай. По итогам доследственной проверки органы СКР примут процессуальное решение.

По данным силовиков, Бородин перед падением с балкона находился дома один. Дверь в его квартиру была закрыта на внутреннюю щеколду. Незастекленный балкон с очень низкими перилами в квартире Бородина, по сути, был опасен для любого человека среднего роста и выше. Несмотря на эти факты, в российских и зарубежных СМИ продолжаются попытки криминальных и политических объяснений екатеринбургской трагедии.

«Снежный ком слухов и пересказов»

В числе первых спекуляции на смерти Бородина начали принадлежащие бывшему олигарху Михаилу Ходорковскому ресурсы «МБХ Медиа» и финансируемое конгрессом США «Радио Свобода». Они опубликовали материалы под заголовками, выглядящими примерно так: «В Екатеринбурге умер журналист, написавший о ЧВК Вагнера». В этих текстах не было прямых утверждений о политическом «заказе» убийства Максима Бородина, однако делался акцент именно на гибели в Сирии бойцов так называемой частной военной компании Вагнера после авиаудара международной коалиции во главе с США 7 февраля. Также материалы с привязкой гибели журналиста к событиям в Сирии опубликовали некоторые крупные российские СМИ.

Свердловские журналисты в массе своей не склонны к выстраиванию теорий заговора и склоняются к версии несчастного случая, однако федеральные и зарубежные коллеги пытаются «выжать» из «бытовой» трагедии некие криминально-политические дивиденды. Как рассказала «МК-Урал» главный редактор РИА «Новый день» Полина Румянцева, после смерти Максима ей пришлось ответить на массу обращений от журналистов. Оказалось, что подавляющее большинство представителей СМИ, особенно западных, верят в политическую версию смерти Бородина, а свердловских друзей и коллег Максима считают запуганными или «подкупленными кровавой гэбней».

Количество демагогии и домыслов вокруг смерти Максима в западной прессе становилось все больше, в результате 16 апреля дело дошло до Организации по безо­пасности и сотрудничеству в Европе. «Смерть журналиста Максима Бородина в России вызывает серьезную обеспокоенность. Я призываю власти провести быстрое и тщательное расследование», – заявил представитель ОБСЕ по свободе СМИ Арлем Дезир в Твиттере. Чем конкретно вызвана обеспокоенность и как проводить расследование без наличия признаков криминала, европейский чиновник не пояснил.

Что касается острых тем материалов Бородина, то он действительно собирал и публиковал информацию о погибших в Сирии бойцах «группы Вагнера», живших в Асбесте. Однако, как отмечают даже представители оппозиционных течений, никаких острых сенсаций в материалах Максима не содержалось. «Политолог Федор Крашенинников считает, что мотива для убийства Бородина не было: «Про ЧВК Вагнера много кто писал – почему же крайним оказался журналист провинциального СМИ?» – передает канал Евроньюс.

Также недовольство пропагандой связи смерти Максима с «группой Вагнера» высказал в сети Фейсбук Леонид Волков – один из главных представителей российских протестных сил – руководитель штаба Алексея Навального.

«Больно читать бесконечные перепосты теперь уже и в иностранных СМИ про «загадочно погибшего в Екатеринбурге журналиста, расследовавшего деятельность ЧВК Вагнера». Прямо видно, как нарастает снежный ком слухов и пересказов, превращая трагичную историю Макса Бородина в очередное «злодеяние режима». Мол, вот, непонятно как (дверь закрыта изнутри), но убили парня. Не убили», – написал Леонид Волков.

«Очень мучила неустроенность»

Отбросив криминальную версию, оппозиционный политик Леонид Волков склоняется к тому, что смерть Макса произошла в результате кризиса, вызванного сложностью профессиональной самореализации: «И вот еще один пьющий журналист в пустых стенах бедной квартиры…»

Максим Бородин был одним из самых заметных в Свердловской области авторов расследований, настойчивым в поисках информации, смелым, временами даже дерзким журналистом. Не всегда догадки Бородина подтверждались, не все формулировки были корректны, но его активность на фоне некоторой общей «успокоенности» региональной прессы производила впечатление и вызывала уважение коллег. Однако, как считает Леонид Волков, в последние годы Максима «очень мучила неустроенность», он страдал от невозможности полноценно реализоваться в региональной прессе и не мог найти подходящих вакансий в столице.

«Он метался: работал в маленьких СМИ и в совсем маленьких СМИ, интересные ему темы вряд ли кому-то были интересны. Кому нужен неудобный журналист-расследователь в Екатеринбурге в 2018 году?» – пишет Леонид Волков. Еще один фактор, который мог усугубить творческий кризис и повлиять на события 12 апреля: люди из близкого окружения Бородина говорят о его склонности к употреблению алкоголя и наркотиков.

«На балконе человек с оружием…»

Темы наркотиков, алкоголя и заговоров переплелись после странного сообщения в Фэйсбуке от бывшего члена свердловской Общественной наблюдательной комиссии Вячеслава Башкова. Правозащитник рассказал, что в 5 утра 11 апреля, за день до падения Бородина с балкона, журналист звонил ему и сообщал о подозрительных действиях силовиков.

«11 апреля в пять часов утра Максим позвонил мне через мессенджер Фейсбука и обеспокоенным голосом сообщил, что его обложили силовики, на балконе человек с оружием и на лестничной площадке люди в камуфляже и масках. Максим высказал мнение, что в кратчайшее время они к нему вломятся с обыском, а сейчас, видимо, ждут разрешения суда. Поэтому ему нужен был адвокат, – рассказал Башков. – Пролетел час, а потом снова позвонил Бородин и виноватым голосом сказал, что ошибся, видимо какие-то учения, и извинился. Максим занимался журналистскими расследованиями преступлений, паранойя была понятна…»

После этих откровений в социальных сетях с новой силой разгорелись споры: сторонники версии о пьяных галлюцинациях журналиста схлестнулись с теми, кто верит в заговор неких мстительных силовиков.

Главный редактор РИА «Новый день» Полина Румянцева в эфире радиостанции «Эхо Москвы» заявила, что ни о какой истории с обыском или угрозами не слышала, хотя Макс должен был поставить своего редактора в известность о наличии подобных проблем.

По мнению Полины Румянцевой, вероятность бытового несчастного случая очень высока. «У Максима не был отремонтирован балкон, – заявила Полина в эфире «Эха Москвы». – Это пятиэтажная «хрущевка», у него последний этаж, и там очень низкие перильца, которые ограждают балкон. Балкон не застеклен, на нем был навален какой-то строительный мусор, и совершенно неудивительно, что он в какой-то момент выходил на балкон курить, мог поскользнуться, покачнуться и через эти перила перелететь».

Дело Навального. Хроника событий